брусовые дома  |  Стойкие камеры radiation cctv для промышленного телевидения на АЭС.

Истории про Энни

Дорис Бретт "Жила была девочка, похожая на тебя..."

Истории про Энни
Издательство
"Класс"

Я была просто поражена успехом метода, применяющего терапевтический рассказ.

Дети любили слушать эти истории. Рассказы помогали им почувствовать себя увереннее, сильнее, преодолевать страхи и лучше понимать и разрешать те или иные конфликты. Родители же с удовольствием рассказывали эти истории, поскольку это помогало найти взаимопонимание с ребенком. Если раньше они были бессильны помочь малышу в беде, то теперь могли уже что-то сделать. Более того, это "что-то" было простым, естественным и разумным и избавляло от обращения к специалисту-психологу.

Как дети приобретают знания и навыки

Рассказы, сказки и внутренний мир ребенка неотделимы друг от друга. В любом обществе, независимо от степени цивилизованности и образа жизни, детские рассказы собирают большую аудиторию маленьких слушателей. Для этого есть веские причины.

Если мы, взрослые, хотим приобрести какие-то знания, у нас для этого существует много путей и каналов. Мы можем пойти в библиотеку или в книжный магазин и прочесть то, что нас интересует. Можно проконсультироваться у специалиста в данной области, получить нужные сведения из газетных и журнальных статей, послушать лекции, принять участие в семинарах. Наконец, поговорить с друзьями и обменяться информацией и мыслями.

Все это требует определенных профессиональных навыков — умения читать и исследовать материал, способности излагать свои мысли.

Эти навыки не даются человеку изначально, они приобретаются с опытом. Дети же не могут вести разговор на взрослом уровне, а между тем проблемы, занимающие их, не менее важны. Как помочь им в приобретении знаний?

Посредством игр и воображения. Игра "брось погремушку" знакомит младенцев с законом земного притяжения. Другие игры учат перевоплощению и позволяют детям почувствовать себя мамой, папой или свирепым диким тигром. Воображаемые двойники дают возможность прозондировать чувства и исследовать различные возможные варианты.

Для ребенка мир предстает новым и непознанным. Его нужно исследовать, открыть, изучить, овладеть им. К счастью, дети появляются на свет с непреодолимым стремлением к познанию. Посмотрите, с каким упорством, с какой настойчивостью младенец учится ходить. Он силится встать на ноги и падает вниз лицом, пытается подняться опять и падает снова, и так пока не научится. Вряд ли сэр Эдмунд Хилари проявил больше упорства и решимости в покорении Эвереста.

Другой пример: обратите внимание на то, как младенец упорно бросает свою любимую игрушку через бортик своего высокого стульчика. Его любопытство и желание больше узнать о законах окружающего мира настолько велики, что он готов рисковать утратой своего драгоценного "имущества".

Помните, что ребенок приобретает знания посредством игр и воображения. Игра — это способ приобретения навыков, присущих взрослым людям. Детские игры, по существу, могут быть приравнены к работе и учебе.

Если вы понаблюдаете за игрой детей, то заметите, что очень многое в этой игре строится на подражании. Подражают матерям и отцам, старшим братьям и сестрам, телегероям и т.д. Это имитационное поведение вполне оправдано. Поскольку большинство навыков, необходимых в жизни современного человека, гораздо сложнее инстинктов, заложенных природой, они приобретаются через подражание. Дети наблюдают за кем-то, а затем делают так же. Другими словами, подражая взрослым, они тем самым приобретают необходимые навыки. Сильное желание ребенка кому-то подражать помогает ему познать тонкости и сложности поведения взрослого человека.

Исследования показали, что когда детям предлагаются два примера для подражания — один "успешный", с положительным результатом, другой неудачный — они предпочитают первый. Это обстоятельство учитывается в "Историях про Энни". Успешно преодолевая свои проблемы, Энни становится положительным примером, который учит, как достигнуть успеха.

Общение с помощью историй

Нам, взрослым, следует помнить, что если мы хотим научить ребенка чему-либо или передать ему какую-то важную мысль, нужно делать так, чтобы это было узнаваемо, удобоваримо и понятно. Если мы хотим объяснить что-то сложное французу, то, разумеется, преуспеем в этом больше, если будем говорить на французском языке. Общаясь с детьми, старайтесь говорить с ними на языке, который им понятен и на который они лучше отзываются — на языке детской фантазии и воображения.

Рассказы, в особенности сказки, всегда были самым эффективным средством общения с детьми. Сказки передавались и передаются из поколения в поколение на протяжении веков и находят отражение в культурах разных народов. В своей книге, посвященной сказкам, Бруно Беттельхейм подчеркивает их исключительно важную роль, так как они помогают детям преодолеть тревоги и конфликты, с которыми им приходится сталкиваться.

В сказках поднимаются важные для детского мировосприятия проблемы. В "Золушке", например, говорится о соперничестве между сестрами. В сказке о Гензеле и Гретель основная тема — боязнь быть покинутым. "Мальчик с пальчик" рассказывает о беззащитности маленького героя, который оказался в мире, где все подавляет своими размерами, масштабами и мощью. В сказках противопоставляются добро и зло, альтруизм и жадность, смелость и трусость, милосердие и жестокость, упорство и малодушие. Они говорят ребенку, что мир – очень сложная штука, что в нем есть немало несправедливости, что страх, сожаление и отчаяние – в такой же степени часть нашего бытия, как радость, оптимизм и уверенность. Но самое главное – они говорят ребенку, что если человек не сдается, даже когда положение кажется безвыходным, если он не изменит своим нравственным принципам, хотя искушение и манит его на каждом шагу, он в конце концов обязательно победит.

Слушая эти рассказы и сказки, дети невольно находят в них отголоски своей собственной жизни. Они стремятся воспользоваться примером положительного героя в борьбе со своими страхами и проблемами. Кроме того, рассказы и сказки вселяют в ребенка надежду, что чрезвычайно важно. Ребенок, лишенный надежды или утративший ее, отказывается от борьбы и никогда не добьется успеха.

Воздействие "Историй про Энни"

"Истории про Энни" подобны персонализированным, "очеловеченным" сказкам. В них действует герой или героиня, которые наделены характерными чертами вашего ребенка и которые сталкиваются с теми же проблемами, что и ваш ребенок. В "историях про Энни" герой или героиня находит пути и способы понимания и разрешения своих трудностей и конфликтов. Помимо действующих лиц, взятых из жизни, рассказы могут включать персонажи из мира фантазии и волшебства. Главными героями могут быть зайчики, белочки или маленькие бегемотики. Главное состоит в том, чтобы ситуация главного героя напоминала ситуацию вашего ребенка. Рассказ "подгоняется" к вашему ребенку так же, как и имя его главного героя. Свои рассказы я назвала "историями про Энни", потому, что мою дочь зовут Аманта. Я хотела, чтобы имя героини напоминало имя дочери, но не было идентичным ему.

Если, например, я рассказывала бы эти истории мальчику по имени Джек, я могла бы их назвать "Истории про Джона".

"Истории про Энни" — не волшебная палочка, по мановению которой исчезают все беды и вся боль реально существующего мира, но они позволяют детям узнать о себе и своих проблемах то, что их утешает, что придает им силы и от чего они начинают чувствовать поддержку и понимание.

Эффективность "историй про Энни" объясняется многими причинами.

Прежде всего "истории про Энни" позволяют ребенку воспринимать свои трудности и бороться с ними действенным способом. Ведь многие дети чувствуют себя виноватыми в беспокоящих их страхах или испытывают смущение в связи с ними. Им трудно говорить о них открыто. Часто, когда вы заводите прямой разговор с детьми на эту тему, они сразу замыкаются и уходят от разговора. Слушать историю — совсем другое дело. В этом случае детям не читают наставлений, их не обвиняют и не принуждают говорить о своих затруднениях и проблемах — они просто слушают рассказ о девочке, такой же, как они. Им ничто не мешает слушать, узнавать что-то новое, что-то сопоставлять, сравнивать без всяких неприятных психологических последствий. Это значит, что они могут поразмышлять над услышанным в психологически комфортной обстановке. Изменив контекст, вы создаете зону безопасности.

"Истории про Энни" дают ребенку возможность подумать, поразмыслить и задать вопросы на чреватые конфликтом "взрывоопасные" темы, без боязни вмешательства во внутренний мир. Мы, взрослые, часто делаем то же самое. Большинству знакома практика получения совета по смущающему нас вопросу с использованием знакомого приема: "У моего друга Джона — проблема..."

Очень интересно понаблюдать, как дети пользуются этой зоной безопасности.

С одной стороны, ребенок отождествляет себя с "Энни", но когда повествование доходит до "больного места", он становится на позицию слушателя, и тогда "Энни" — это просто девочка из рассказа. Таким образом он получает возможность понаблюдать со стороны за своим двойником, не давая смущению взять власть над разумом.

Форма рассказа имеет еще одно преимущество: для ребенка рассказ гораздо интереснее, чем нравоучительная лекция. Во всем мире дети выключают радиоприемники и телевизоры, если там читают нотации, и включают их, когда наступает время сказки.

Истории позволяют ребенку почувствовать, что он не одинок в своих страхах и переживаниях, что другие дети испытывают то же самое. Это оказывает успокаивающее воздействие. Ребенок избавляется от комплекса неполноценности, он уже не считает себя уродцем, тупицей, врединой или трусом и т.д. Такое успокоение укрепляет в нем уверенность в себе и помогает бороться с трудностями.

У историй есть еще одна положительная сторона: для того, чтобы сочинить интересную для ребенка историю, рассказчик должен проникнуть в детский внутренний мир. Необходимо увидеть окружающее глазами ребенка, что мы делаем нечасто. Мы так привыкли к своей взрослой перспективе, что забываем о том, что существует и другой взгляд на вещи. Мы забываем, что для ребенка чудовища в шкафу так же реальны, как вы или я. Мы забываем, что в волшебство дети верят так же искренне и безоговорочно, как в электричество или магнит. Мы забываем, что то, что кажется нам обычным, тривиальным, может восприниматься ребенком как катастрофа. Мы забываем, что наша интерпретация событий может коренным образом отличаться от интерпретации ребенка. Это относится и к языку. Например, вместо того, чтобы сказать "бабушка умерла", взрослые обычно говорят "мы потеряли нашу бабушку". Дети, не знакомые с этим эвфемизмом, поймут эти слова буквально — бабушка где-то заблудилась. Они могут недоумевать, почему в этой беде никто даже пальцем не шевельнет, чтобы ее поискать, и надеются, что в один прекрасный день она все-таки найдет дорогу домой.

Поскольку мы не желаем утруждать себя и посмотреть на мир глазами детей, то часто ограничиваемся попыткой разубедить их и отвергаем их представления. Ребенку, который боится чудовищ в темноте, мы говорим: "Не говори глупостей; нет никаких чудовищ". От этого ребенок начинает чувствовать себя непонятым, его воля парализована. И страх только усиливается. Такое отношение взрослых вбивает клин между родителями и ребенком, поскольку ребенку кажется, что родители не понимают его. Это усложняет их дальнейшее общение. Потеряв надежду быть понятым, ребенок замыкается.

Когда же взрослый рассказывает одну из "историй про Энни" — историю, близкую к восприятию ребенка и отражающую его реальную жизнь, ребенок приобретает опыт противоположного свойства. Появившееся взаимопонимание улучшает отношения между родителями и ребенком. Вспомните, когда в последний раз вы беседовали с человеком, который был действительно настроен на вашу волну (и вы это ощущали), понимал ваши чувства. Вспомните, как приятно это было и как вам потом этого не доставало.

"Истории про Энни" способствуют общению и располагают к нему совершенно особым образом. Часто дети избегают говорить о своих проблемах потому, что стыдятся этого, боятся нежелательной реакции на них взрослых или потому, что у них не хватает слов и понятий для описания своих чувств и эмоций. Услышать их часто запутанные и сумбурные чувства, выраженные словами в рассказе, может оказаться весьма полезным.

Это дает вам возможность вступить в диалог со своим ребенком. Ведь разговор с ребенком о его тревогах и проблемах иногда напоминает допрос в лагере военнопленных: имя, воинское звание и регистрационный номер — это все, что вам удается узнать. Но тот же самый ребенок может стать на удивление открытым, когда он расскажет о том, что беспокоит и тревожит Энни. Так что, если вы не знаете, что именно беспокоит вашего ребенка, вы можете спросить, что, по его мнению, беспокоит Энни. И в этом случае опять то же чувство безопасности позволяет ему быть столь открытым. Если я не уверена, что именно является причиной беспокойства моей дочери, я просто спрошу ее, какую "историю про Энни" (вернее, о чем) она хотела бы от меня услышать. Если она скажет что-то вроде: "Расскажите мне, как Энни ходила к доктору", — я буду знать, в чем суть проблемы.

Способ общения через посредство рассказа ценен еще тем, что в этом случае в познании нового ребенок чувствует себя в определенной степени независимым. Он может потратить столько времени, сколько ему надо, чтобы усвоить содержание рассказа и схватить его идею. Он может слушать рассказ снова и снова и сосредоточить внимание на том, что в данный момент для него особенно актуально — ничего не навязывается ему насильно. И, самое главное, все новое, что он узнает, воспринимается им как свое собственное достижение, как результат самостоятельных усилий. Если он хочет побороть страх, как это делает Энни, он делает так потому, что решил это сделать сам, а не потому, что так велела мама. Таким образом, ребенок получает возможность испытать чувство своей собственной значимости, свою способность взвешивать ситуацию и самостоятельно принимать решения.

Я могу привести очень интересный пример такого чувства "самостоятельности" у моей дочери Аманты. Ей было одиннадцать лет — возраст, когда ей очень хотелось доказать, что мнение мамы не всегда бывает верным. Однажды она пришла из школы совершенно расстроенная. В ответ на мои расспросы Аманта бросила на меня сердитый взгляд и раздраженно выпалила: "Никто не хочет со мной играть". В переводе это означало, что она поссорилась с лучшей подругой. Я стала давать ей здравые советы о том, что нужно делать, когда твоя лучшая подруга не хочет с тобой играть, но Аманта оборвала меня: в тот момент она меньше всего нуждалась в моих наставлениях. Вечером она была еще раздражена, когда я укладывала ее в постель. Она не могла забыть огорчившего ее инцидента и вовсе не горела желанием идти в школу на следующий день. Я спросила на всякий случай: "Хочешь, я расскажу тебе какую-нибудь историю про Энни?" Она повела в мою сторону глазами, которые говорили: "Если тебе это так нужно", — и я начала рассказывать ей историю о том, что сделала Энни, когда ее лучшая подруга не захотела с ней играть. Аманта слушала с кислым выражением лица, а когда я закончила, она сердито объявила: "Дурацкий рассказ, и мне стало еще более скверно, чем до этого".

Я ушла из комнаты, чувствуя себя более несостоятельной, чем минуту назад.

Может быть, я была права, размышляла я, когда думала, что предельный возраст для этих рассказов — десять лет.

На следующий день не без трепета я зашла за Амантой в школу. К моему удивлению, вместо вчерашнего угрюмого лица с выражением "никто не хочет со мной играть" я увидела ее обычную веселую мордашку.

"Привет, — сказала я. — Как сегодня было в школе?" "Нормально", — ответила Аманта.

Ободренная, я поинтересовалась "социальной обстановкой": "С кем ты сегодня играла?"

"Со всеми", — ответила она легко и беззаботно. И Аманта рассказала мне о том, как она разрешила свой конфликт.

По существу, она сделала то же, что Энни в "дурацком" рассказе. Таким образом, она последовала совету, сумев сохранить свое одиннадцатилетнее чувство "самостоятельности" и достоинства. Это был подвиг, который произвел на меня большое впечатление.

"Истории про Энни" хороши также тем, что они воссоздают теплую, добрую и интимную атмосферу сказки, рассказанной "на сон грядущий", что, само по себе, действует успокоительно как на родителя, так и на ребенка. В современном мире электроники, телевидения, видеоигр и повседневной суматохи уютный комфорт мира сказки и героев детских рассказов — настоящий оазис в пустыне.

Занятия рисованием, живописью и лепкой из глины можно сочетать с рассказыванием "историй про Энни", когда дети при этом лепят или рисуют отдельные эпизоды из рассказов или их действующих лиц. Занятия искусством — прекрасная возможность для детей выразить или воспроизвести то, что их беспокоит. Дети, например, часто рисуют "чудовище", которое их пугает и беспокоит, а затем с явным ликованием рвут его в клочья. Таким образом они символически расправляются с чудовищем и демонстрируют свою победу над ним.

Истории и психотерапия

Целительное воздействие рассказов на детей признается медиками различных школ и убеждений. Их применение рекомендуется специалистами по психоанализу и терапии поведения.

Психоаналитики отмечают благотворность процесса отождествления, идентификации слушателя с удачливым героем в рассказе. Они признают катарсический эффект "безопасного" признания ребенком подавляемых чувств и эмоций, наблюдая их в вымышленном, воображаемом "альтер это".

Медики, занимающиеся проблемами поведения, безусловно, оценят рассказы как эффективный способ применения методики социального моделирования. Рассказы могут также предложить вам увлекательные методы обучения поведенческим моделям, таким, например, как десенситизация, о чем говорится в главе 7.

Педагоги использовали рассказы в школьных ситуациях. Так же, как и в случае с отдельным ребенком, они позволяли классу обсуждать трудные и щекотливые темы "безопасным" путем.

Медики использовали рассказы и как средство для установления контакта с детьми. После семинара, посвященного "историям про Энни", одна из его участников — доктор по профессии — рассказала мне о своей пациентке. Девочка была взята на попечение из неблагополучной семьи, где с ней очень плохо обращались. Она замкнулась в себе, была молчалива и необщительна и оставалась такой в течение нескольких недель лечения, до тех пор пока лечащему врачу не пришла в голову идея рассказать ей одну историю. Рассказ был о червячке, который жил в гнилом яблоке и был потом вынужден переселиться в другое жилище. Девочка буквально ожила во время рассказа. Впервые за все время лечения удалось вызвать ее эмоциональную реакцию, и это было началом прорыва в ее взаимоотношениях с доктором.

Для детей, проблемы которых представляются особенно серьезными, рекомендуются консультации специалистов-медиков. Длительные периоды депрессии, замыкания в себе или агрессивных проявлений могут также указывать на необходимость профессиональной медицинской помощи. Помимо этого следует показать вашего ребенка педиатру или терапевту. Многие симптомы тревожных состояний, такие как головокружение, головные боли и боли в животе, могут быть также симптомами соматических заболеваний. Но даже дети, нуждающиеся в помощи медика-профессионала, могут получить удовольствие и пользу от "историй про Энни".

Применение «Историй про Энни»

"Истории про Энни" позволяют приспособить их к каждому конкретному случаю. Каждый ребенок — личность. Возьмите, к примеру, своего ребенка и понаблюдайте, как он воспринимает и осваивает окружающий мир. Проявляет ли он осторожность, сталкиваясь с новым опытом, или идет с открытым забралом, напролом, безоглядно? Легко ли он приспосабливается к переме<нам или всякая новизна, новый опыт вызывают у него тревогу и раздражение? Каким он себя считает: смелым или робким, ловким или неуклюжим, общительным или застенчивым?

Начните с моделирования "Энни" по образцу вашего ребенка. Придайте ей его личностные качества и черты характера, она должна переживать те же беспокойства и тревоги, те же страхи. опасения и надежды, что и ваш ребенок. Это сходство поможет ему отождествить себя с "Энни" и, что особенно важно, почувствовать, что если "Энни" в чем-то преуспевает, чего-то добивается, то и он сможет добиться того же.

Например, если ваш ребенок застенчив, рассказ о застенчивом ребенке, который переходит в другую школу и узнает, как можно подружиться с другими детьми, подействует на него сильнее, чем рассказ об общительном и самоуверенном ребенке. Каждому известно, в конце концов, что общительным, самоуверенным детям не составляет никакого труда подружиться с другими детьми. Но если это удается застенчивому ребенку — это уже другое дело. Ваш ребенок начинает думать: "Если это получается у кого-то такого же, как я, тогда, может быть, это получится и у меня?"

Сделайте так, чтобы проблемы и конфликтные ситуации "Энни" перекликались с проблемами и аналогичными ситуациями вашего ребенка так, как они представляются ему самому, и совсем не обязательно так, как видите их вы. По ходу действия можно подойти к восприятию его "героиней" рассказа в ином свете. Для начала нужно добиться правдоподобия того, что вы описываете в рассказе, заставить слушателя вжиться в характер героя и воспринять его проблемы и ситуации как свои. Например, ваш ребенок смущен тем, что он ростом выше всех остальных одноклассников, он (она) может воспринимать это как что-то близкое к уродству.

Если вы начнете "историю про Энни" словами: "Энни считала, что она была самой безобразной нескладехой и дылдой во всей школе, ваш ребенок подумает: "Вот-вот, как будто это сказано обо мне: я думаю то же самое". Похоже, к этому стоит прислушаться.

Затем можно рассказать, как Энни в конце концов пришла к выводу, что ее высокий рост был на самом деле одним из достоинств ее внешности, или о том, что все другие девочки в ее классе тоже думали, что они уродливы и т.д.

Поскольку вы начали с того, что вникли в суть проблемы, волнующей вашего ребенка, и доказали ему, что вам понятны его переживания, он охотнее последует за вами по пути сдвигов и перемен и, подражая Энни, постепенно начнет видеть в своем высоком росте преимущество, а не недостаток.

Рассмотрим другой вариант. Вы говорите: "Высокий рост — это великолепно" или "Глупо переживать по поводу своего высокого роста". Ваш ребенок навряд ли сразу примет такую точку зрения. Девочка' скажет или подумает: "Долговязый человек, дылда — это ужасно. Я не хочу быть длинной оглоблей. Я чувствую себя уродиной. Ты не понимаешь, как это тяжело и обидно!" Защищаясь, она просто перестанет вас слушать и будет гораздо менее расположена получить от вас дополнительные объяснения на этот счет.

Не стоит говорить сложно. Придерживайтесь терминологии и языка, понятных для вашего ребенка.

Вы должны знать, насколько устойчиво внимание вашего ребенка, то есть как долго он способен продуктивно слушать, и соответственно определите длительность рассказа.

Рассказы, помещенные в этой книге, довольно длинны. Я хотела включить в них как можно больше деталей, чтобы читатели могли выбрать то, что более подходит для их детей. Эти рассказы — своего рода руководство; их цель — обеспечить родителей информацией и идеями, с помощью которых они могли бы составить свои собственные рассказы. Однако, если Вы не вполне уверены в своих способностях рассказчика, можно читать рассказы из книги. Некоторые рассказы я разделила на части. Детям с менее устойчивым вниманием лучше читать их по частям в течение двух-трех дней.

Касаясь в рассказах страхов и других проблем вашего ребенка, не забывайте также подчеркнуть его сильные стороны и достоинства. Дети легко могут утратить перспективу и совершенно забыть о своих сильных, положительных качествах, когда они целиком уходят в переживания из-за своего бессилия и никчемности.

Пользуйтесь юмором где только возможно. Юмор привлекателен для ребенка. Он стимулирует его интерес и, помимо всего прочего, является эффективнейшим средством против напряженных состояний, тревоги и беспокойства. Когда я рассказывала Аманте первую "историю про Энни" — о детском саде, я включила в нее шутку о собаке-вертолете. Энни и ее мама наблюдали, как их пес Черныш вилял хвостом и делал это так быстро, что они решили, что из него может получиться неплохой вертолет. Они сочинили небольшой рассказик о том, как можно прилететь в школу на собаке-вертолете. В самый первый школьный день Аманты я провожала ее до школы. Когда мы подошли к воротам, я почувствовала, как она стала сжимать мою руку сильнее и сильнее по мере того, как росло ее беспокойство. Потом она вдруг сказала: "Помнишь собаку-вертолет?" Нам обеим сразу стало весело, и когда она проходила через школьные ворота, ее напряженность уступила место веселому смеху.

Некоторые рассказы помогут вашим детям научиться расслабляться. Их вы найдете в главе 13 этой книги.

Рассказывая какую-нибудь "историю про Энни", следите за своим ребенком, реакция и поведение которого даст вам ключ к дальнейшим шагам и действиям. Заметьте, когда он особенно внимателен, захвачен содержанием рассказа, а когда ему становится скучно. Если его внимание сосредоточено на действии, описываемом в рассказе, вы — на правильном пути. Если рассказ ему не интересен, значит, что-то не так, или ребенок еще не готов его воспринять.

Когда вы не уверены, в каком направлении вам следует вести рассказ дальше, спросите своего ребенка: "Как ты думаешь, что сделала потом Энни?" или "Интересно, о чем подумала Энни?" Если ваш ребенок отвечает: "Не знаю", — сыграйте с ним в игру "Угадай-ка".

Отгадывание — отличный способ лучше узнать ребенка. Предложите ребенку угадать, о чем думала Энни. Если он добавляет к рассказу что-то свое, похвалите его за это и обратите внимание на то, что он говорит. Он определенно рассказывает вам что-то важное о самом себе.

У "историй про Энни" всегда должен быть счастливый конец. Нужно вселить в малыша надежду, что он обязательно найдет выход из своего затруднения. Ребенок, который считает, что у него нет никакой надежды, лишает себя всякого стимула или мотивации для продолжения борьбы. Он просто сдается.

В каждом рассказе счастливые концовки должны быть разными, старайтесь, чтобы их "мораль" была доходчива и полезна для ребенка. Они, эти концовки, могут быть результатом применения практических методов и приемов, таких как десенситизация (глава 5), приобретение навыков общения (глава 6), признание, выяснение и утверждение того, что испытывает ребенок (некоторые рассказы главы 2) или осознание того, что со временем острота переживаний и проблем притупится и они станут терпимыми.

"Истории про Энни" дадут вам некоторое представление о путях преодоления разного рода проблем, когда надежда одерживает верх над унынием и страхом.

Не гонитесь за совершенством. Это не конкурсное сочинение, за которое поставят оценки. Дети — благодарные слушатели, которые всегда придут к вам на помощь, если вы допустите ошибку. Они поправят вас, если вы забудете какие-нибудь мелочи и подробности. Дадут вам знать, когда вы идете правильным путем или сбились с дороги. Не пытайтесь быть педантичным в языковом, стилистическом отношении, лучше дайте волю воображению, окунитесь в стихию рассказа, расслабьтесь и испытайте радость сочинительства, не мудрствуя лукаво.

Необходимо также учитывать свое собственное состояние. Если вы встревожены, когда рассказываете истории, ваша тревога и беспокойство могут передаться ребенку. В этом случае можно поручить роль чтеца или рассказчика другому члену семьи или другу, сами же послушайте, как они это делают. Накопив опыт, вы сможете рассказывать истории более свободно и непринужденно.

Родителям, которые не уверены в своих способностях по части составления рассказов и которые поэтому предпочитают чи-

тать своим детям тот или иной рассказ почти слово в слово, можно порекомендовать изменить имена и обстановку рассказа на имена и обстановку, которые более подходят для их детей. Читайте медленно, оставляя место для ваших собственных комментариев и комментариев вашего ребенка. После прочтения рассказа запомните его содержание, попытайтесь рассказать его самостоятельно, без книги. Ваш ребенок поможет вам заполнить пустоты, а вы получите удовольствие, вплетая в ткань рассказа свои собственные детали и подробности.

Ниже я привожу схему поэтапного сочинения ваших собственных "историй про Энни".

  1. Обдумайте проблему, которая беспокоит вашего ребенка. "Настройтесь на волну" чувств и переживаний вашего ребенка, пытающегося справиться с этой проблемой. Постарайтесь понять, как данная ситуация воспринимается с детской точки зрения.
  2. Сформулируйте основную идею рассказа. Какие мысли вы хотите донести до сознания вашего ребенка? Какие решения вы собираетесь предложить через посредство рассказа. Эти решения не должны быть слишком сложными. В их основу могут быть положены советы, предлагаемые в данной книге или ваш собственный опыт. Эти решения могут предполагать приобретение новых практических и общественных навыков, поддержку друзей и членов семьи, усвоение истины, что время тоже может лечить, и т.д.
  3. Начните рассказ с представления героя или героини, у которых схожие страхи, опасения, тревоги или конфликты. Это позволит вашему ребенку отождествить, идентифицировать себя с героем или героиней и вовлечет в действие, сделав его участником рассказа.
  4. Упомяните о сильных сторонах и положительных чертах, которыми герой рассказа похож на вашего ребенка. Зачастую, когда мы слишком встревожены и выбиты из колеи какой-то своей проблемой, мы забываем о своих сильных сторонах, хороших качествах и талантах. О них не лишне напомнить.
  5. Опишите в начале рассказа конфликт, а затем переходите к его положительному разрешению.
  6. Рассказывая какую-нибудь историю, будьте открытыми для вашего ребенка. Обратите внимание на то, когда ребенок увлечен рассказом, а когда ему скучно. По выражению его лица вы определите его реакцию на услышанное.
  7. Если ваш ребенок комментирует рассказ или задает вопросы по его содержанию, не оставляйте это без внимания. Комментарии и вопросы часто помогают заглянуть в мысли ребенка, в его внутренний мир. Если вы затрудняетесь с ответом на эти вопросы, их можно обратно переадресовать ребенку, спросив его: "А что ты думаешь на этот счет?" Если ребенок ответит: "Я не знаю". — можно все это превратить в игру типа "Угадай-ка". В таких ситуациях догадки детей помогут вам понять, о чем они думают.
  8. Если вы не знаете причину беспокойства или тревоги вашего ребенка, можно воспользоваться "историей про Энни", которая поможет ее установить. Рассказывая "историю про Энни", вставляйте в нее комментарии и вопросы вроде: "А как ты думаешь, чем была встревожена Энни в то время?", или "Чего испугалась Энни?", или "Что, по мнению Энни, могло произойти?" и т.д.
  9. Если ваш ребенок прибегает к решению, которое вы предложили в предыдущей "истории про Энни", и оно не дало результата, не надо огорчаться. Узнайте точно, что им было сделано и что не получилось так, как было задумано. После этого расскажите ребенку о маленькой девочке, у нее тоже не все получалось, но девочка проявила настойчивость и в конце концов нашла выход из своего затруднительного положения. Можно также подчеркнуть тот факт, что Энни и ее родственники очень гордились тем, что она настойчиво продолжала искать выход, хотя ее первые попытки потерпели неудачу.
  10. Стремитесь к простоте. Приспосабливайте применяемый вами язык, ваш словарный запас к уровню своего ребенка, а длительность рассказа — к степени устойчивости его внимания.
  11. Вы как рассказчик и сам ваш рассказ могут быть далеки от совершенства. Не смущайтесь своим "пробуксовыванием" и речевой неуклюжестью, а если вы обнаружите свои промахи и огрехи (часто по выражению лица вашего ребенка), спокойно исправьте их, сказав, например: "О, я чуть не забыла, что она пошла не одна, а с подругой" и т.д. Ребенок поправит вас сочувствующим взглядом: "Бедная мамочка, она даже не может хорошо запомнить рассказ". Это не уменьшит удовольствия, получаемого им от рассказа, и пользы от его применения.

Примеры Историй про Энни

(Наклонным шрифтом выделены авторские комментарии.)

История, созданная для помощи детям, живущим в семье с «новым родителем» (отчим, мачеха)

Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме со своей мамой и собакой по кличке Черныш (Измените детали рассказа применительно к вашему ребенку).

Раньше папа тоже жил вместе с ними, но два года назад ее родители развелись и папа стал жить в другом доме. Тогда Энни было семь лет, и это был самый плохой год в ее жизни. Она скучала по своему папе и сердилась на него за то, что он ушел от них. Иногда она сердилась на маму за то, что она не смогла сделать так, чтобы папа остался. Она сердилась и на саму себя. Весь тот год Энни была часто грустна и испытывала беспокойство. Она тревожилась, не чувствует ли ее отец себя одиноко, не будет ли ее мать постоянно грустить; она беспокоилась о том, что подумают ее друзья, и о том, кто виноват в разводе, и о том, что будет с ней, не покинут ли ее родители. И еще она часто думала, что ей теперь делать.

Помимо всего прочего, решила Энни, развод ужасен тем, что из-за него меняется все. Все, к чему Энни так привыкла: возвращение папы вечером с работы, прогулки с ним и Чернышом, тосты или гренки, которые папа намазывал для нее маслом по утрам — все изменилось. И она ничего не могла поделать. А потом, когда она уже почти привыкла к этим переменам, ситуация вдруг опять изменилась (Развод — это процесс, а не единовременный, статический момент. У этого процесса много ступеней, каждая из которых требует приспособления. Не успеете вы приспособиться к одной ступени, как вам уже нужно приспосабливаться к другой).

Мама познакомилась с Джошем. Сначала Энни почти не замечала его, да и мама мало говорила о нем. Потом она стала говорить о нем больше, и он стал бывать у них чаще. А вскоре получилось так, что едва Энни открывала глаза, как тут же видела Джоша; он был с ними за столом, ходил с ними на прогулки, сидел вместе с ними у телевизора. Казалось, что у мамы совсем не оставалось времени, чтобы хоть немного побыть с Энни. Девочка возненавидела Джоша. (В новых отношениях своего родителя дети часто усматривают непосредственную угрозу для себя. Они опасаются, что на их долю теперь будет приходиться меньше времени и любви).

Иногда мама вообще не обращала никакого внимания на Энни — так она была занята Джошем. Энни беспокоилась, что Джош будет отнимать все больше и больше маминого времени, а для нее будет оставаться все меньше и меньше. Может так случиться, что времени не будет оставаться совсем. Может быть, теперь, когда у мамы есть Джош, она ей будет не нужна?.. Энни ненавидела Джоша все больше и больше.

В один прекрасный день мама сказала Энни, что она собирается выйти замуж за Джоша. Энни была так ошарашена новостью, что у нее отнялся язык. Она помчалась к себе наверх, упала на кровать и зарыдала. Если мама выйдет замуж за Джоша, это значит, что мама с папой уже никогда больше не поженятся! Энни не хотела даже думать об этом! Она не хотела жить вместе с этим противным, старым Джошем. У нее уже был отец — не чета этому Джошу (Дети часто очень злятся, думая, что отчим намеревается занять место их родного отца. Они могут считать, что их хорошее отношение к отчиму — предательство по отношению к ушедшему из семьи отцу).

После того как Джош и мама поженились, Энни чувствовала себя все более и более несчастной и становилась все более и более раздражительной. Мама собиралась поговорить с ней, но она не захотела даже ее слушать. Джош тоже хотел с ней побеседовать и иногда даже покупал ей небольшие подарки, но Энни вовсе не собиралась поддерживать с ним хорошие отношения. Если ее папа не мог вернуться назад, то, по крайней мере, мама должна была принадлежать ей целиком. В этом доме для Джоша не было места. Она хотела дать ему это понять.

Как-то вечером Энни лежала в постели, чувствуя себя, как обычно, несчастной. "Если бы только этот Джош куда-нибудь сгинул, — думала она. — Тогда дела были бы намного лучше. Если бы мама и папа снова поженились! Я уверена, что я была бы счастлива... Если бы только..." И сон унес ее далеко-далеко.

Она проснулась и услышала бой курантов на здании ратуши. "Раз.., — ударили часы, — два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать..."

"Тринадцать?" — подумала Энни. Нет. Должно быть, она неправильно посчитала. Она повернулась набок, чтобы снова заснуть, и вдруг что-то глухо шлепнулось на пол, потом что-то треснуло, а затем послышалось, как кто-то скакал по комнате на одной ноге, приговаривая: "Ух, ух, ух..."

Энни села в постели и стала пристально вглядываться в темноту. Эти "ух" исходили от самой странной дамы из всех, которых ей доводилось когда-либо видеть. Половина волос на ее голове была белой, забранной на затылке в пучок, настолько аккуратный, что любая старушка могла бы этому позавидовать. Другая половина волос представляла собой красные развевающиеся кудряшки, словно взбитые ветром. Очки каким-то чудом удерживались на ее носу. Толстое шерстяное пальто громоздко топорщилось на легком летнем платье. Одна ее нога, на которой она скакала, была обута в тяжелый коричневый походный сапог, а на другой ноге красовалась изящная туфелька на высоком каблучке.

"Понятно, почему она потеряла равновесие", — подумала Энни и вдруг ахнула, увидев, что сквозь коричневое шерстяное пальто, которое напоминало медведя, на спине леди выросла пара тоненьких, серебристых крылышек. "Вот это да!" — подумала Энни, усаживаясь поудобнее в кровати.

Перед ней была особа, которую вы меньше всего ожидаете встретить в своей комнате. Даже в двенадцать часов ночи. Дама приземлилась у кроватки Энни.

"Ничего, если я присяду?" — спросила она, основательно усаживаясь на кровать, прежде чем Энни успела ответить. Она все время беспокойно ерзала.

Наконец Энни отважилась и робко спросила: "Не могли бы вы посидеть в одном положении? А то из-за вас у меня начинает кружиться голова".

"О! — произнесла дама с таким выражение на лице, как будто она услышала от Энни самую невозможную просьбу. — Хорошо, хорошо. Постараюсь". И она постаралась, хотя это и стоило ей огромных усилий. Можно было видеть, как временами подергивались ее руки и ноги при попытке изменить положение.

"Кто вы?" — спросила Энни. Теперь, когда дама сидела спокойно, Энни увидела, что у ее гостьи было очень милое лицо и яркие голубые глаза, хотя они и казались странными в очках.

"Ведь ты хотела меня видеть, — сказала дама. — Я пришла почти сразу, как только услышала тебя. Я пришла бы раньше, но не могла сразу решить, надевать пальто или нет", — добавила она извиняющимся тоном.

Энни пыталась вспомнить, чего она на самом деле хотела и как давно это было.

"Я фея по имени Если бы, — представилась дама. — Я заведую всеми желаниями "Если бы", высказанными на этом свете. И, поверь мне, дорогая — их тьма-тьмущая", — добавила она мрачным голосом.

"О, — сказала Энни, вдруг вспомнив, о чем она думала перед сном. — Вы хотите сказать, что делаете так, чтобы эти желания "если бы" сбывались?"

"Я пришла показать тебе, что было бы, если бы они сбывались", — сказала дама, улыбаясь и кивая головой, откинув со лба красную кудряшку.

"А почему у вас такие волосы?" — спросила Энни и сразу же прикусила губу, потому что этот вопрос прозвучал довольно грубо.

Но фея Если бы, по-видимому, не обиделась. "Во-первых, я обожаю красный цвет, — ответила она, поправляя красные кудряшки, — и всегда хотела, чтобы волосы вились. Но иногда я думаю: "Ах, если бы они были гладкими, белыми и забранными назад, я бы тогда выглядела более мудрой и элегантной". Так же и с обувью, — сказала она, вытягивая ноги так, чтобы их можно было лучше разглядеть. — Мне нравятся эти нарядные туфельки на высоких каблучках, но когда натираешь мозоль, то думаешь: вот если бы я носила обычную удобную обувь..." И вот — пожалуйте: и то и другое сразу. Так что мне не нужно делать выбор". Она повернулась к Энни лицом: "Неплохое решение, не так ли?"

Энни хотела выглядеть вежливой девочкой. Где-то в глубине души она думала, что решение дамы не лучшее. Помимо того, что она выглядит глупо, ей еще, наверное, и ходить трудно.

"Ну, вот что, давай-ка поговорим о твоих «если бы»", — сказала дама, устраиваясь поудобнее на кровати.

"Вы хотите сказать, что можете сделать так, чтобы все мои "если бы" исполнились?" — спросила Энни.

"Я покажу тебе, как это делается", — сказала дама, прищелкнув пальцами и доставая огромный альбом для рисования и шесть цветных карандашей из ниоткуда. "Вот это фокус! — сказала Энни. — Как это у вас получилось?" "Совсем легко", — сказала фея, но ее глаза уже смотрели в альбом, а губы бормотали: "Тот ли это формат? Может быть, побольше? Если бы..."

"Нет, нет, — сказала Энни, которой не терпелось узнать, что будет дальше. — Это как раз то, что надо". Она не хотела, чтобы фея еще целый час доставала альбомы разных размеров из ниоткуда.

"Ну, хорошо, — сказала фея. Она была несколько разочарована. — А ты уверена, что это действительно тот формат, который тебе нужен?"

"Да, да, — сказала Энни. — А теперь скажите, пожалуйста, что я должна делать".

"Так вот, слушай, — ответила фея. — Нарисуй в этом волшебном альбоме свое "если бы", трижды подуй на рисунок и наблюдай за тем, что будет происходить. Вот и все, что от тебя требуется".

"Значит, я могу нарисовать любое "если бы"?" — спросила Энни, так как в ее голове внезапно возникла потрясающая идея — она задумала превратить Джоша в жабу! "Да, — ответила Фея, — любое".

Энни взяла карандаш и принялась рисовать. Сначала она нарисовала большую безобразную жабу, снабдив ее маленьким воротничком, помеченным буквой "Д", чтобы было ясно, что это был Джош. Потом она нарисовала свою мать, отпрыгивающую подальше от жабы и, наконец, себя с улыбкой до ушей. "А что мне нужно делать теперь?" — спросила она фею. "Подуй на это три раза и каждый раз говори про себя: "исполняйся, исполняйся — я тебе приказываю".

"Хорошо", — сказала Энни, и, страшно волнуясь, сделала так, как ей было сказано.

Случилось что-то невероятное. Как только она дунула в третий раз, фигурки, которые она нарисовала, начали двигаться. Послышался резкий хлопок, напоминающий "выстрел" бутылочной пробки. Энни взвизгнула от испуга, так как вдруг почувствовала, что ее резко потянуло вперед. Она вытянула руки перед собой, чтобы не упасть, но вместо стены ее ладони коснулись чего-то большого, холодного и скользкого — ЖАБА!

"Фу, какая гадость!" — взвизгнула Энни от отвращения. Она просто не выносила жаб. Особенно противны ей были жабы, покрытые грязью и слизью, когда они только что выползли из пруда. Жаба смотрела на нее с каким-то смешным выражением на "лице", как будто собиралась что-то сказать, но внезапно забыла слова. Она сделала прыжок по направлению к Энни и уселась ей на ногу.

"Помогите", — завизжала Энни. Вдруг раздался другой резкий хлопок, и она очутилась снова в своей кровати. Фея Если бы пристально смотрела на нее с довольно озабоченным видом.

"Похоже, все вышло не совсем так, как тебе хотелось", — сказала она.

"Да, совсем не так", — Энни задумалась. "А можно я попробую по-другому?" — попросила она фею через минутку. У нее возникла другая отличная идея: на этот раз она сделает так, чтобы Джош исчез.

Энни старательно нарисовала комнату в своем доме. Потом изобразила в ней себя. Около себя она поместила свою мать с улыбкой на лице. Джоша поблизости не было. Его вообще не было нигде.

"А что я должна сделать сейчас: то же самое?" — обратилась она к ФЕБ. (Так она решила теперь называть странную гостью, по крайне мере для себя).

"Да", — сказала ФЕБ, в глазах которой Энни прочла полное понимание.

На этот раз она была подготовлена к резкому хлопку и толчку вперед, но выражение лица ее матери, которая стояла рядом с ней, было для нее неожиданным. Улыбка, которую Энни изобразила на своем рисунке, превратилась в выражение усталости и печали.

"Что случилось?" — спросила Энни, очень взволнованная грустным видом своей матери.

"Ничего, моя милая, — ответила мама. — Просто иногда мне бывает как-то одиноко и становится немножко грустно".

"А почему бы тебе не позвонить Джошу?" — сказала Энни и тут же прикусила губу. Что она, спятила, что ли? Надо же сказать такую чушь!

"Джошу? — переспросила мама с оттенком недоумения. — Кто такой Джош?" Она села напротив телевизора и стала смотреть сквозь него куда-то в пространство. "Помогите!" — закричала Энни, обращаясь к ФЕБ. "Что-то не получается, дорогая? — спросила фея. — Иногда могут быть непредвиденные осложнения".

"Конечно, могут", — сказала Энни, обеспокоенная происходившим, и все-таки надеясь найти какой-то выход.

"Я знаю! — воскликнула Энни голосом триумфатора. — Я знаю, что теперь нужно делать!"

Ее внезапно осенила гениальная мысль: ведь можно нарисовать маму и папу снова вместе. С невероятным усердием и прилежанием, шевеля языком между зубами, что, по ее мнению, помогало ей сосредоточиться, она нарисовала своих родителей рядом, улыбающимися друг другу. Рядом с ними она поместила свое, тоже улыбающееся, изображение. Потом она трижды дунула на рисунок и стала ждать.

Раздался хлопок. После странного толчка она очутилась в самом рисунке. Мать высвободила свою руку из руки отца — это было первое, что заметила Энни.

"Как ты можешь так говорить!" — сказала мать обиженным тоном, обращаясь к отцу. Улыбка исчезла с ее лица.

"Если бы ты была хоть чуточку организованней, я не увидел бы такого беспорядка, вернувшись домой!" — сказал отец, и с каждым словом его голос становился все громче и громче. Он тоже больше не улыбался.

"Если бы ты хоть пальцем шевельнул, чтобы как-то помочь мне, такого беспорядка не было бы", — сказала ему в ответ мать, лицо которой стало жестким и злым.

"Шевельнул пальцем! — возмутился отец. — Я целый день вкалываю на работе, как негр, а ты хочешь, чтобы, придя домой, я вкалывал еще и здесь!"

"А как же я? Ты обо мне подумал? — почти кричала ее мать, готовая разразиться слезами. — А я что — не работаю? Почему за все должна отвечать только я?"

Энни съежилась от страха. Она забыла, как это все было, когда ее мама и папа жили вместе. Подавленная тем, что она увидела и услышала, Энни позвала ФЕБ.

"Это нечестно, — сказала она ФЕБ. — Хоть вы и говорите, что я могу сделать так, чтобы мои "если бы" исполнялись, на самом же деле я ничего изменить не могу".

"Ах! — сказала Фея. — Это оттого, что ты все это не так делаешь". "Почему вы так думаете?"

"Ты пытаешься что-то изменить, заставить других измениться. Это — дело нелегкое. У других людей есть своя голова на плечах. Чтобы что-то изменить — обычно бывает недостаточно пожелать, чтобы другие люди стали иными".

"А что же тогда нужно сделать? — спросила Энни дрожащим голосом. — Каким образом можно что-то изменить?" Она была очень расстроена. Энни действительно хотела все изменить, теперь выходит, что это невозможно.

"Я сейчас тебе покажу, что нужно сделать, — сказала ФЕБ участливым голосом и похлопала Энни по плечу. — Я знаю, что ты расстроена, огорчена, но есть способ помочь тебе", — добавила фея и протянула Энни цветные карандаши. "Теперь, — сказала она, — нарисуй свою семью, изобразив каждого таким, какой он есть на самом деле".

Энни задумалась на несколько минут. Потом она нарисовала свою мать и Джоша за обеденным столом. Они улыбались и оживленно беседовали. Энни подрисовала себя по другую сторону стола с очень хмурым лицом, обращенным в сторону Джоша. Она выглядела злюкой и вреднятиной, в общем, такой, какой она обычно была в присутствии Джоша.

"Теперь, — сказала ФЕБ, — вспомни, что и как ты изобразила на первом рисунке: ты нарисовала Джоша другим и пыталась его изменить. Но это не получилось. Ведь так?" "Нет, не получилось", — ответила Энни. "Потом, — продолжала ФЕБ, — в третьем рисунке ты пыталась изменить свою мать, изобразив ее другой — вместе с твоим отцом".

"Из этого тоже ничего не вышло", — призналась Энни. "Правильно, — сказала ФЕБ. — Теперь на этом рисунке ты можешь изменить того, от кого в действительности зависят перемены".

"Кого же?" — удивилась Энни. Ей казалось, что изменять больше уже было некого.

"Ну, конечно, себя, — сказала фея. Изменив себя, можно изменить многое". Энни почему-то об этом не подумала. (Во время развода и в период вступления родителей во второй брак дети часто чувствуют себя особенно беспомощными. Происходят большие перемены, которые самым серьезным образом влияют на всю их жизнь, а они просто ничего не могут с этим сделать. Этот рассказ напоминает им, что в действительности они способны повлиять на характер своей жизни и изменить его).

"Как же это можно сделать?" — спросила она. Энни была несколько озадачена, но чувствовала, что какая-то надежда все-таки оставалась.

"Просто сделай еще один рисунок, — сказала ФЕБ, — только на этот раз пусть твое лицо будет приятным, а не хмурым".

"Хорошо", — согласилась Энни и сделала так, как ей посоветовали. Потом она трижды подула на рисунок и после обычного громкого хлопка снова вошла в картинку.

Прежде всего она почувствовала, как хорошо ей там было. Она улыбалась и была в отличном настроении.

"Тебе добавить немножко картошки, Энни?" — спросил Джош.

"Да", — ответила Энни. Картошка была очень вкусной. Потом она вспомнила, что ей нужно сказать "спасибо", и улыбнулась Джошу.

Поначалу Джош был немножко ошарашен, потом пришел в себя и улыбнулся в ответ. Впервые Энни заметила, что у Джоша очень милая улыбка. Она повернулась в сторону матери и увидела, что та тоже улыбается. Казалось, что она гордится Энни и ей приятно, что ее дочь хорошо относится к Джошу.

"Можно мне съездить к Эмме после завтрака? На велосипеде", — спросила Энни. "Конечно", — ответила мама.

"Ох, — сказала Энни. (Она только сейчас вспомнила, что у ее велосипеда спустилась шина). — Я не смогу поехать, потому что передняя шина проколота". "Я заклею", — сказал Джош.

"Спасибо! — сказала Энни. — Это было бы здорово!" По лицу Джоша было видно, что он был доволен. Энни снова улыбнулась ему. Это казалось ей странным — она не привыкла улыбаться Джошу. Но это не было противно. На самом деле это было даже приятно.

Энни посмотрела на Джоша. Он улыбнулся. Быть может, он не так уж плох на самом деле. Как бы там ни было, думала она, он молодец, что предложил залатать ей шину.

Джош пошел за инструментами, а мама Энни подошла к ней и крепко ее обняла.

"Энни, — сказала она. — Я так рада, что ты хорошо относишься к Джошу. Я просто счастлива". Энни улыбнулась.

"Для Джоша это тоже очень много значит, — продолжала мама. — Он думал, что ты его ненавидишь и очень страдал от этого". Энни не знала, как ей ответить.

"Знаешь, — сказала мама, — я собиралась поговорить с тобой об этом, но ты всегда была такой злой, что с тобой трудно было разговаривать вообще. Я знаю, что ты была недовольна тем, что мы с Джошем поженились. Я допускала, что тебе могло быть неприятно, что место твоего папы теперь займет Джош". "Так и было", — ответила Энни с грустью. "Но, доченька моя, Джош знает, что он никогда не сможет заменить тебе отца, и не надеется на это. Он не отец, но все равно он готов помочь мне заботиться о тебе" (Нужно дать детям понять, что отчим (мачеха) не собирается заменить их родного родителя).

Энни смягчилась от этих слов. "Знаешь, — сказала она, — когда вы с Джошем поженились, я действительно чувствовала себя ужасно, потому что вы уже никогда больше не могли снова пожениться с папой". Сказав это, она вдруг подумала, что это было немножко глупо. Но что поделаешь, — она в самом деле так думала.

"Глупенькая, — сказала мама, снова обнимая ее. — Мне и в голову не приходило, что ты все еще думала, что мы с твоим папой сможем когда-нибудь снова сойтись. Этого не могло случиться, даже без Джоша. Когда-то мы были мужем и женой, но больше никогда уже не будем. Этот этап нашей жизни уже в невозвратном прошлом". И она еще раз крепко обняла Энни.

Энни стало снова грустно. Где-то в глубине души она все это время действительно чувствовала, что ее мама и папа никогда уже не будут вместе.

"И знаешь, деточка, что я тебе скажу, — продолжала мама, — то, что Джош здесь с нами, совсем не значит, что я стала любить тебя хоть чуточку меньше. Ты — моя единственная, очень-очень родная дочь, и я всегда буду любить тебя. Но как бы тебе яснее сказать... Ты ведь хочешь, чтобы у тебя были друзья — твои ровесники, с которыми ты могла бы играть и по-настоящему дружить, так же и взрослые нуждаются в друзьях своего возраста. То, что ты так любишь Эмму и проводишь с ней все свободное время, не мешает тебе любить меня, а мои чувства к Джошу не мешают мне любить тебя".

Энни стало как-то легче; было так приятно услышать эти слова от мамы. Мама прижала Энни к себе.

"Это просто замечательно, что ты стала так хорошо относиться к Джошу. Знаешь, он действительно хотел, чтобы ты его полюбила. Но он просто не знает, как этого добиться. И это очень хорошо, что ты делаешь шаги навстречу (Это помогает Энни почувствовать себя более влиятельной и сильной. Вместо того чтобы считать себя вредной девочкой и обидчивой жертвой, она может ощутить себя в качестве полезного наставника).

"Я..?" — удивилась Энни. Но закончить фразу она уже не могла, так как раздался громкий хлопок и она снова очутилась в своей постели.

"Да, — сказала Энни. — На этот раз все было совсем иначе! Вы считаете, что все эти перемены произошли из-за меня?" — обратилась она к ФЕБ.

"Конечно, — ответила фея. — Ты думаешь, нам было бы так интересно вдвоем, если бы ты все время ворчала и огрызалась?" — Она нахмурилась: "Терпеть не могу, когда люди огрызаются и ворчат на меня; тогда я могу стать довольно вредной".

"Я никогда так не думала, — сказала Энни. — Пожалуй, я просто не давала Джошу возможности стать внимательным и дружелюбным ко мне".

"Я тоже так думаю, — сказала фея. — Но еще не поздно попытаться это исправить. Иногда людям, конечно, требуется какое-то время, чтобы убедиться, что в действительности дело обстоит совсем не так, или чтобы как-то освоиться с ситуацией. Так что нужно проявить терпение".

"Я думаю, мне стоит попытаться, — сказала Энни. — То, что в последний раз получилось, было гораздо забавнее и интереснее".

"Вы в самом деле считаете, — обратилась она к ФЕБ, — что я могу что-то изменить так, как я это сделала на рисунке?"

"Да, я в самом деле считаю, что можешь, — ответила ФЕБ и дружески похлопала Энни по плечу. — Но сейчас, я думаю, тебе нужно немножко поспать". Она укрыла Энни одеялом. "Приятных сновидений, — сказала она. — А я буду оберегать тебя. Я уверена, что ты добьешься успеха!" Затем она оторвалась от пола, несколько раз качнулась в воздухе и вылетела из комнаты.

На следующее утро Энни проснулась в хорошем настроении. Она вспомнила о вчерашних приключениях с феей, о том, что фея сказала, что она, Энни, обладает силой, способной изменять ситуацию, и почувствовала себя очень могущественной и важной персоной (Во время развода и повторного брака чувство самоуважения у детей обычно падает. Когда же это чувство стимулируется, они обычно становятся более способными к позитивному общению). Она решила, что, начиная с того утра, начнет многое менять.

А начала она с того, что за завтраком улыбнулась Джошу. Джош сначала оторопел, но явно был этим доволен так же, как накануне вечером. Он расплылся в ответной улыбке. "Приятно видеть тебя в хорошем настроении", — сказал он.

"В последнее время, мне кажется, я была довольно раздражительной", — сказала Энни.

Джош ответил не сразу. "Я думаю, что нам обоим было довольно тяжело".

Энни удивленно посмотрела на него. "Почему же это было тяжело для тебя?" — спросила она.

"Понимаешь, ведь у тебя раньше никогда не было отчима? Ну вот, а я тоже никогда раньше не был отчимом, так что все это и для меня ново и непривычно. Нам обоим предстоит учиться".

"Да", — сказала Энни и после короткой паузы добавила: "Я никогда об этом не задумывалась. Ты хочешь сказать, что для тебя так же странно стать отчимом, как для меня заиметь отчима?" (Дети могут очень удивиться, взглянув на вещи с позиций отчима. Зачастую в своем воображении они рисуют весьма непривлекательный портрет отчима или мачехи: иногда они представляются им суперзлодеями, напрочь лишенными каких-либо привлекательных качеств).

"Как сказать, — ответил Джош неопределенно, — отчасти это нормально, а отчасти странно". "Почему?" — спросила Энни.

"Ну, например, потому, — сказал Джош, — что я знаю: я не твой папа, поскольку он у тебя уже есть".

Энни кивнула головой в знак согласия. Она была удивлена тем, что сказал Джош. "Когда ты женился на маме, я думала, что ты пытался занять место папы, и это меня просто бесило".

"Я этого вовсе не хотел и не хочу, — успокоил ее Джош, — но я хочу стать для тебя самым лучшим из лучших отчимов на свете".

"А если отчим — это не то же, что родной отец, то что же он должен делать? — спросила Энни. — Что нужно для того, чтобы стать хорошим отчимом?"

"А вот это как раз то, в чем я пытаюсь разобраться, — ответил Джош. — Я думаю, что прежде всего отчим должен быть другом. Но это не все". "А что же еще?" — спросила Энни.

"Теперь, когда я женился на твоей маме и живу в одном доме с тобой, я обязан быть для тебя не только старшим другом, но и вместе с мамой заботиться о тебе. Отчим должен, например, играть с детьми, помогать им учиться, а когда они совершают дурные поступки — поправлять и даже приструнивать их".

"Я ненавижу, когда ты говоришь мне: делай то-то и то-то и пытаешься командовать мной, — сказала Энни. — Ты — не мой отец и не должен указывать мне, что я должна делать".

"Я знаю, что одно дело, когда наказывает тебя твой родной отец, и совсем другое, когда это делаю я, — сказал Джош. — Дело в том, что на протяжении многих лет ты любила отца и за это время убедилась, что он любит тебя. Когда тот, кого ты любишь и кто любит тебя, говорит тебе: делай то-то и то-то, — ты воспринимаешь это гораздо легче, чем когда это делает человек, которого ты почти не знаешь. Особенно если ты на него страшно зла и считаешь, что он тебя не любит ни капельки".

"Ты хочешь сказать, кто-то вроде тебя?" — спросила Энни задумчиво.

"Да, — ответил Джош, — с той только разницей, что ты ошибаешься на мой счет, потому что я-то как раз тебя люблю. Я постоянно думаю о том, как было бы хорошо, если бы мы с тобой поладили и радовались успехам друг друга".

"Но ведь ты не любишь меня так, как мои мама и папа", — сказала Энни.

"Никто не может любить одинаково, — ответил Джош. — Ты любишь своих маму и папу, но ты любишь каждого из них по-разному".

"Да, это так", — сказала Энни.

"Кроме того, — продолжал Джош, — у нас не было возможности по-настоящему узнать друг друга. А как можно любить того, кого ты на самом деле не знаешь? Чтобы узнать человека и полюбить его, нужно время".

"Мне бы очень хотелось полюбить тебя, и я уверен, что если мы дадим друг другу шанс и по-настоящему узнаем друг друга, это произойдет".

"Да, — сказала Энни. — И еще, когда я нахожусь у папы, я привыкаю к тому, как он все делает. Потом я возвращаюсь сюда и вижу, что вы все делаете иначе. У вас с мамой другие правила, не такие, как у него".

"Должно быть, это вносит путаницу в твою жизнь", — сказал Джош. Энни кивнула головой.

"Я искренне хочу, чтобы это было не так тяжело для тебя, — сказал Джош. — Может быть, есть какой-то путь, чтобы облегчить твои переживания?" Несколько минут он молчал, думая о чем-то.

"У меня есть хорошая идея, — сказал он. — А что если тебе, маме и мне собраться вместе и составить наши семейные правила? Тогда мы могли бы их сделать в виде песенки. Ты подобрала бы любимый мотив, а мы превратили бы правила в забавные припевки?" Энни засмеялась.

"Тогда, — сказал Джош, — После твоего возвращения от папы мы могли бы собраться вместе и спеть нашу семейную песенку. Это облегчило бы твою задачу и заодно исправило бы настроение".

"Мне нравится эта идея, — сказала Энни. — Держу пари, что я сумею сочинить какие-нибудь действительно забавные стишки (Небольшая доза юмора может разрядить напряженную обстановку).

Джош улыбнулся. "А что если нам начать все заново? — сказал он, протянув ей руку. — Мы не будем спешить, но я думаю, что у нас все наладится. Мы будем взаимно терпеливы и будем рассказывать друг другу о том, что мы чувствуем. Я уверен, что кое-что в моих поступках еще будет тебе не нравиться, а некоторые твои поступки будут не по душе мне, но это случается даже в тех семьях, где нет ни отчима, ни мачехи. Когда такое будет происходить, мы можем собраться вместе и подумать сообща, как нам это исправить".

Энни улыбнулась и протянула Джошу руку. "Идет, — сказала она. — Это идеальный выход".

Когда ребенка дразнят

Энни была маленькой девочкой и жила в коричневом доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой.

Энни ходила в школу, которая находилась недалеко от ее дома. В общем-то ей в школе нравилось. Ей нравилась мисс Мэтсон, учительница. Ей нравилось рисовать. Ей нравилось узнавать много нового, играть в разные игры, встречаться с друзьями. Одно ей не нравилось в школе — Мэри.

Мэри пришла в школу, где училась Энни, несколько месяцев тому назад, и ее зачислили в класс Энни. Сначала Мэри почти не замечала Энни, но с недавних пор стала обращать на нее очень большое внимание. А Энни хотела бы, чтобы было наоборот. И все из-за того, что Мэри стала дразнить Энни. Каждый раз, когда Мэри встречала Энни, она начинала ее дразнить. Она давала ей всякие прозвища и сочиняла гадкие стишки о ней. Она придумывала всякие издевательские шуточки против Энни и смеялась над ней вместе со своими приятелями.

Энни это бесило. Ей становилось жарко и тошно. Иногда она даже плакала. Она низко опускала голову и надеялась, что если осторожно прокрадется мимо и не посмотрит в сторону Мэри, та ее не станет дразнить. Но Мэри все равно дразнила. Энни старалась избегать встреч с Мэри, но та всегда ее находила. Чем больше Энни краснела, чем ниже она опускала голову и чем ближе дело подходило к слезам, тем больше Мэри смеялась и дразнилась (Это классический замкнутый круг: чем больше дразнимый реагирует, тем больше его дразнят).

Энни хотелось стать невидимой. Ей хотелось, чтобы ее не заставляли ходить в школу и даже чтобы она не была Энни.

Однажды Энни пришла из школы особенно расстроенная. Заметив это, мама подошла к ней, обняла и спросила: "Что-нибудь случилось? Я бы не сказала, что в последнее время у тебя очень весело на душе".

Энни подняла грустные глаза: "Я ненавижу школу". "Отчего же? Ведь тебе там так нравилось! Какая-нибудь неприятность?" Последовал кивок головы. "Проблемы с учительницей?" Энни качнула головой в знак отрицания. "Не ладится учеба?" Энни снова потрясла головой.

"Ребята?"

Утвердительный кивок. "Это все из-за Мэри, — пояснила Энни. — Она все время обзывает меня по-всякому и старается сделать так, чтобы все надо мной смеялись. Она меня высмеивает. Я ее просто ненавижу".

Мама снова обняла Энни. "Тебе должно быть это очень неприятно", — сказала она.

"Она просто не перестает дразниться — все дразнит и дразнит меня". Глаза Энни наполнились слезами. Она захлюпала носом. "Мне это противно; она все продолжает дразниться, и я ничего не могу поделать".

"Ты, наверное, чувствуешь себя просто ужасно, особенно когда думаешь, что ничего нельзя сделать", — сказала мама. Энни грустно кивнула головой.

"Но это не так, — сказала мама, — кое-что ты все-таки можешь сделать. И даже довольно многое".

"Правда? — удивилась Энни. — Ты хочешь сказать, что я в самом деле могу что-то сделать?" "Конечно", — сказала мама (Это возвращает чувство уверенности).

"Это было бы замечательно!" — обрадовалась Энни. Она уже почувствовала какое-то облегчение. "Пойдем посидим на кухне", — предложила мама. "Надо кое-что спланировать. Мы сделаем из тебя младшего научного сотрудника, изучающего поведение.

"Младшего кого?" — переспросила Энни. Она никогда не слышала таких слов, но они звучали внушительно и солидно.

"Ученого-психолога, — уточнила мама. — Ученый — это очень и очень важная персона, которая изучает разные вещи. Его интересуют, как работают люди, почему они поступают так, а не иначе, и что, например, надо сделать, чтобы они так не поступали, если что-то плохо".

"Это интересно, — сказала Энни. Она начинала убеждаться, что быть таким младшим научным сотрудником не только солидно, но и полезно. — С чего нужно начинать?" — спросила она.

"Помнишь, когда наш Черныш был маленьким щеночком и нам приходилось придать его не делать свои естественные собачьи дела дома?" "Да, помню", — ответила Энни.

"Мы знали, что обычно щенки освобождают желудок сразу после еды. Поэтому, покормив его, мы за ним следили, а когда становилось ясно, что он собирается это сделать, мы сразу летели с ним во двор и после окончания его "процедуры" щедро похлопывали его по спине и приговаривали: "Вот какая умная, хорошая собачка у нас". Скоро он научился делать свои собачьи дела не дома, а во дворе".

"Я это хорошо помню. По отношению к Чернышу вы с папой были учеными-психологами".

"Ты совершенно права, — ответила мама. — Он делал то, что нам не нравилось, и поэтому мы придумали способ изменить его поведение".

"Это интересно, — сказала Энни. — Я никогда раньше не думала, что такое возможно".

"У нас как ученых, занимающихся вопросами поведения, были и другие способы отучить собаку отправлять свои естественные потребности дома. Мы, например, могли подождать, когда Черныш закончит свои собачьи дела, а потом отшлепать его и выставить за дверь — "прохладиться".

"А если существует несколько способов, как вы решаете, какой именно нужно выбрать?" — спросила Энни.

"Настоящий психолог должен попробовать каждый метод по очереди, чтобы убедиться, какой из них самый эффективный, а затем применить его в дрессировке. Мы могли бы так сделать и в случае с нашим Чернышом, но первый метод был настолько хорош, что нам не потребовалось пробовать другие".

"Ну, а с чего же мне начать дрессировать и перевоспитывать Мэри?" — спросила Энни. Она начинала горячиться.

"Давай-ка присядем для начала и обдумаем несколько разных способов воздействия на Мэри. Тогда ты как ученый сможешь испытать их на практике и убедиться, какой из них наиболее эффективный".

"О, это, похоже, будет интересное занятие", сказала Энни. "Начнем с того, — сказала мама, - что мы знаем один способ, который не дает результатов". "Какой?" — спросила Энни с удивлением. "А ты подумай", — ответила мама с улыбкой. Энни подумала несколько мгновений, и ее лицо вдруг озарила догадка.

"Я знаю, - сказала она. - Это - то, что я делаю сейчас. Этот способ не действует, потому что Мэри продолжает меня дразнить. Он не изменил ее поведения" (Очень многие из нас попадаются в ловушку, слепо повторяя поведенческие модели, даже если они не дают результатов).

"Правильно, - сказала мама. - Я вижу, из тебя получится отличный ученый-исследоватсль".

"Исследователь? - удивилась Энни. а потом засмеялась. Ты хочешь сказать, что мою проблему можно исследовать?" "Да".

"Я стану великим исследователем", - сказала Энни. Она уже предвкушала, как это здорово у нее получится.

"Ну, хорошо, - сказала мама. - Приступим". Она взяла лист бумаги и разлиновала его на три колонки. Над первой она написала: "Что сделала Мэри". Над второй - "Что сделала Энни". А над третьей - "Что произошло". "Tenepь, - сказала она, - давай напишем, что мы уже знаем".

В первой колонке, под словами "Что сдепала Мэри'", мама написала: "Мэри дразнила Энни". Дойдя до второй со словами "Что сделала Энни", она спросила Энни. "Что мы здесь напишем?"

"Не знаю, но когда Мэри меня дразнила, я расстраивалась и начинала плакать".

И мама вписала слова: "Энни расстраивалась и плакала"

"Ну, — спросила она, — а что происходило после того, как ты расстраивалась и плакала?"

"Мэри продолжала дразниться", — ответила Энни. И мама написала в третьей колонке: "Мэри продолжала дразниться".

"Так, — сказала она. — Давай подумаем, что еще ты могла бы предпринять".

Энни подумала. "Я могла бы притвориться, что мне все было безразлично, и не обращать никакого внимания на то, что она говорила".

"Неплохой вариант", — сказала мама. Она взяла другой лист бумаги и написала на нем: "Что надо сделать", а под этим заголовком: "1. Притвориться, что не замечаешь". "Что еще ты могла бы сделать?" — спросила она.

"Я могла бы притвориться, что мне все это было смешно, и рассмеяться", — ответила Энни.

"Да", — согласилась мама и написала эти слова под номером 2. "Я могла бы скорчить рожицу ей, — сказала Энни. — И это будет номер 3".

"Правильно", — сказала мама и внесла это в список.

"Я могла бы подразнить ее в ответ, — продолжала Энни. Она так и фонтанировала все новыми и новыми идеями. — Я могла бы сказать ей, что она ведет себя глупо, и потребовать, чтобы она прекратила свои штучки".

"Это можно поставить под номерами 4 и 5",— согласилась мама.

"Я могла бы ей сказать, что мне не нравится, когда меня дразнят и спросить ее, почему она так поступает".

"Прекрасно, — похвалила ее мама. — У нас получилось всего шесть вариантов того, что ты могла бы сделать".

Энни была удивлена — оказывается, сколько существовало выходов из ее ситуации.

"Теперь, — сказала мама, — нам нужно выработать последовательность, в которой мы их испробуем.

"А почему бы нам не придерживаться порядка, в котором я их придумала", — спросила Энни.

"Хорошо", — согласилась мама.

"Начнем?" — спросила Энни. Ей не терпелось заняться этим интересным делом.

"Значит так, — сказала мама. — Возьми с собой в школу небольшую записную книжку и каждый раз, когда Мэри начинает тебя дразнить, делай в ней пометку. И повторяй это ежедневно в течение двух недель. Тогда мы узнаем, сколько раз в день, в среднем, дразнит тебя Мэри. Две недели — значит десять школьных дней. А если на какой-то день падает праздник или Мэри пропустит уроки по какой-нибудь причине, добавь дополнительный день, чтобы довести общее количество дней до десяти".

"Кажется, это нетрудно, — сказала Энни. — Я начну с завтрашнего дня".

Через две недели она показала маме свою записную книжку. "Вот, посмотри, — сказала она. — За десять дней у меня получилось двадцать пометок в записной книжке". "Хорошая работа", — поощрила ее мама. "Получается, что в среднем Мэри дразнит тебя два раза в день".

"Но что интересно, — сказала Энни задумчиво, — я сейчас так занята своей научно-исследовательской работой, что всякие штучки Мэри уже не действуют на меня, как раньше".

"Да, это действительно интересно, — сказала мама. — Давай посмотрим в твою записную книжку".

Энни показала книжку. "Я оставила место для каждого дня, — сказала она, — и отметила, сколько раз Мэри дразнила меня каждый день".

"Посмотри на разницу между первой и второй неделями", — сказала мама.

Энни посмотрела. "Забавно, — удивилась она, — в течение второй недели Мэри дразнила меня меньше".

"Давай помозгуем, — сказала мама. — Ты сказала, что штучки Мэри уже не действовали на тебя так, как прежде. Может быть, как раз то, что ты перестала так реагировать на них, и меняет ее поведение?"

"Ты, конечно, права", — сказала Энни. Немного подумав, она добавила: "Если то, что я не реагирую и не расстраиваюсь, меняет поведение Мэри, может быть, оно изменится еще больше, если я не будут обращать на ее вредные штучки никакого внимания вообще? Может быть, попробовать с завтрашнего дня?"

"Неплохая идея, — согласилась мама. — Но прежде, чем ты это начнешь, тебе полезно будет узнать кое-что еще".

"А что именно?" — поинтересовалась Энни. "Как ты думаешь: зачем Мэри тебя дразнит?"

Подумав немного, Энни ответила: "Чтобы расстроить или разозлить меня".

"Правильно, — сказала мама. — Часто люди дразнят других потому, что им нравится выводить их из равновесия. Поэтому, если ты расстраиваешься, то Мэри получает то, чего она добивается, и она знает, что поддразнивание на тебя действует".

"Ты хочешь сказать, что Мэри знает: для того, чтобы меня расстроить или разозлить, ей будет достаточно меня только подразнить?"

"Вот именно, — сказала мама. — Вспомни, что делает Черныш, чтобы получить собачий бисквит?" "Он садится на задние лапы и просит", — ответила Энни. "Да, — сказала мама, — и потом он его получает". Энни вспомнила и согласно кивнула головой. "Как ты думаешь, — спросила мама, — что получилось бы, если бы мы перестали давать бисквиты, когда он просит?"

Подумав немного, Энни ответила: "Он бы перестал просить, потому что знал бы, что ему ничего не выгорит".

"Правильно, — сказала мама. — Ай да ученый!" И после небольшой паузы добавила: "А теперь скажи мне, пожалуйста, что было бы, если бы домогающийся бисквитов Черныш их иногда получал, а иногда — нет?"

Энни снова задумалась. "Мне кажется, — сказала она, — он опять стал бы просить. Потому что если мы будем время от времени давать ему бисквиты, он будет считать, что его приемчик еще работает".

"Совершенно верно, — сказала мама. — Поэтому, когда ты, как ученый, испытываешь свой метод полного игнорирования козней Мэри по отношению к тебе, ты непременно должна применять его всякий раз, когда она начинает тебя дразнить. Иначе она может подумать, что это все еще на тебя действует".

"Это понятно, — сказала Энни. — Я думаю, что это у меня получится".

"Если ты допустишь ошибку, мы будем вынуждены начать все с начала, потому что нам нужно проводить эксперимент в течение десяти дней подряд. Это значит, что в случае неудачи потребуется немного больше времени. Только и всего (Когда вы пытаетесь изменить чье-либо поведение, очень важна последовательность и систематичность).

"Это хорошо", — сказала Энни. Ей больше не нужно было бояться ошибок.

"Теперь скажи мне, как ты выглядишь, когда тебя дразнит Мэри?"

"Вот так", — сказала Энни. Она низко опустила голову, сгорбилась, постаралась покраснеть и выглядеть плаксивой.

"Понятно, — сказала мама. — Теперь для того, чтобы показать Мэри, что ее штучки не срабатывают и что ты вовсе не расстраиваешься, нам нужно попрактиковаться вести себя совершенно по-другому".

"Ага, я поняла, — сказала Энни. — То есть, вот так". Она выпрямила плечи и гордо подняла голову.

"Превосходно! — сказала мама. — Давай попрактикуемся; допустим, я — Мэри, и я дразню тебя, а ты постарайся не замечать". "Хорошо", — охотно согласилась Энни. Итак, мама Энни стала изображать Мэри (Разыгрывание ролей помогает детям научиться реагировать по-новому в спокойной обстановке). Она по-всякому обзывала Энни, показывала ей язык, а Энни не обращала на нее никакого внимания. Она просто проходила мимо, как будто перед ней стоял шкаф.

"Эта дубина и кривляка Мэри пытается вывести меня из себя, — подумала Энни. — Но этот номер не пройдет: я ведь не кто-нибудь, а ученый-исследователь и вовсе не собираюсь обращать на нее внимание".

"Это просто великолепно! — восхитилась мама. — У тебя это очень здорово получается. — Она обняла Энни. — Теперь ты можешь приступить к делу".

Энни очень волновалась. Она просто не могла дождаться следующего дня.

На следующее утро, когда Энни пришла в школу, она уже с нетерпением ждала, когда же, наконец, Мэри начнет ее дразнить. Так хотелось продемонстрировать свою уверенность в себе и полное безразличие к тому, что можно было ожидать от "противной стороны". Ждать пришлось довольно долго, но наконец этот момент наступил.

Энни сохраняла олимпийское спокойствие, не удостоив вниманием свою обидчицу.

"До чего же это здорово! — сияя от восторга, сказала она маме, когда вернулась домой из школы. — Это так забавно!"

"Ты молодец! — похвалила ее мама. — Теперь ты настоящий ученый-исследователь".

Энни была на седьмом небе. "Теперь, как только Мэри начнет меня дразнить, — сказала она, — я буду выглядеть уверенной и не буду обращать на нее абсолютно никакого внимания.

И буду так делать каждый раз".

"Правильно, — одобрила мама. — Я не могу дождаться, когда это произойдет".

"Я тоже", — с готовностью присоединилась к ней Энни. Прошло девять дней. Энни подошла к своей маме с очень озабоченным видом.

"У меня проблема, мама, — сказала она. — Я больше не могу не обращать внимании на штучки Мэри". "Почему же?" — спросила мама озабоченно. "Потому, что она перестала меня дразнить! — сказала Энни и громко рассмеялась. — Она уже не дразнит меня целых четыре дня!"

"Вот видишь, — сказала мама. — Твое "необращение внимания" действительно неплохо сработало".

"Да, — согласилась Энни. — Настолько хорошо, что теперь нет надобности прибегать к другим методам. Я просто буду продолжать "не обращать внимания".

"Хорошая мысль, — согласилась мама. — Я очень горжусь своим специалистом-психологом".

"А знаешь что? — сказала Энни, стараясь заинтриговать маму. — Когда я повзрослею, я стану самым старшим ученым-исследователем!"

Взаимоотношения между маленькими братьями и сестрами

Представьте себе, что бы вы чувствовали, если бы правительство вдруг объявило о проведении странной лотереи. Вы вытягиваете номер из барабана, и после этого обладатель билета под этим номером приходит к вам, чтобы разделить с вами жилище, доходы, пищу и семью на всю жизнь. У вас нет возможности отказаться, нет способа, который мог бы заранее предопределить номер, который вы вытянете. Думаю, все это покажется вам похожим на ужасный сон. И тем не менее, многие из нас такое испытали: это происходит с рождением крохотного братишки или сестренки.

Появление нового ребенка в семье - ответственнейшее событие. Описываемая здесь история происходит в более поздний период, когда родившаяся девочка уже больше не маленький ребенок. Она уже подросла и может играть со своей сестренкой; она стала достаточно взрослой, чтобы выяснять с ней отношения в драке.

Большинство братьев и сестер дерутся довольно часто и с большим азартом. Они борются за пространство, вещи, родительскую любовь и внимание и т.д. Они могут быть абсолютно разными как личности и, тем не менее, вынуждены жить вместе и находиться в более тесных отношениях, чем простая дружба. И как бы они ни старались, от этих отношений им не уйти. Не удивительно поэтому, что в таком случае конфликты - явление обычное.

Их преодоление требует времени и усилий со стороны самих братьев и сестер, а также поддержки и понимания родителей. Последние часто оказывают сильное давление на детей, настаивая на их непременной любви друг к другу и отказываясь признавать и принимать в расчет какие-либо иные эмоции: "Она же твоя сестра"... "Ведь он твой единственный брат"... и т.д. Реакция же ребенка на это может быть: "Лучше бы у меня их вовсе не было".

Братьев и сестер не выбирают. Если повезет, вашим братом или сестрой может стать человек, которого бы вы хотели иметь своим другом. Но часто бывает совсем наоборот. Даже если братья и сестры очень общительны по природе, все равно в их отношениях сохраняются такие качества, как соревновательность, зависть и соперничество. А если они менее дружелюбны друг к другу, ситуация еще более чревата раздорами.

Естественно, временами братья и сестры испытывают по отношению друг к другу чувства злости, ненависти и недовольства. Утверждение, что это не так, не соответствует действительности. Враждебность просто загоняется "в подполье", где подогревается и отягощается дополнительным бременем неприязни и обиды, усугубляется чувством своей непонятости и, возможно, сознанием вины или страхом по поводу накала своих "запрещенных" чувств. Нередко дурные, злые чувства уходят в "подполье" вместе с искренними, добрыми чувствами. Вместо этого может появиться нечто похожее на вооруженный нейтралитет, вежливую враждебность или явно наигранную ласковость.

Признайте за аксиому тот факт, что иногда ваши дети могут питать друг к другу явно выраженные негативные чувства... Необходимо направить их "злую энергию" в нужное русло. Если ваши дети, например, обычно выражают свою взаимную неприязнь потасовками, постарайтесь убедить их заменить кулаки на слова. А если они осыпают друг друга бранными словами, посоветуйте им завести "Жалобный лист" и записывать в нем эти слова вместо того, чтобы выкрикивать их истошным голосом. Научите их взбивать подушки вместо того, чтобы дубасить друг друга. Пусть они лучше дадут выход злости, выводя гневные каракули на бумаге, и гоняя мяч по двору и т.д. Нередко добрые чувства могут быть спонтанно выражены только после того, как уйдут чувства дурные.

Существует несколько способов, применяя которые родители могут помочь своим детям в их сложных отношениях друг с другом.

Они могут признать, что каждый их ребенок по-своему уникален, уважать его потребность в своем личном, индивидуальном пространстве и вещах. Личные вещи важны для детей; они составляют часть их ощущения своей индивидуальности, и если их братья или сестры постоянно берут эти вещи или портят их, это их сильно огорчает. Вряд ли вам понравится, если ваш сосед будет постоянно пользоваться вашей машиной, забывая поставить ее на место или выключить передние фары на ночь. Требуйте, чтобы дети просили разрешения друг у друга прежде чем одолжить какую-либо вещь или поиграть с ней. Это освобождает ее владельца от постоянной угрозы непрошенного вторжения или ограбления.

Детям необходимо знать, что их любят и ценят как индивидуальности. Им абсолютно необходимо знать и чувствовать, что к каждому из них относятся справедливо. Справедливо не обязательно означает одинаково. В разные периоды у детей возникают разные потребности; сосредоточьте внимание на нуждах одного ребенка в подходящее время. Например, одному из них понадобится новое платье для какой-то вечеринки. Это не должно означать, что другой ребенок также должен получить новую одежду. Несколько позже этому другому ребенку может понадобиться новая теннисная ракетка. На этот раз подарок получит он, а не первый ребенок. Старайтесь учитывать личные потребности каждого ребенка, исходя из его индивидуальности.

В большинстве случаев родителям следует избегать роли судьи или арбитра в стычках между детьми. Часто они затеваются, чтобы привлечь ваше внимание. Если вы клюнете на это, образуется треугольник, а как известно, треугольники - весьма трудно разрешимая вещь. Вместо этого, когда возникают конфликты, рекомендуется ознакомить своих детей с техникой их разрешения. Во время горячего спора многие из нас считают, что наш оппонент не расслышал нашего аргумента или не понял его сути. Мы думаем, что если мы ее выскажем достаточно громко, напористо и многократно, это "исправит" его глухоту. Однако это совсем не так: оппонент бывает настолько поглощен подготовкой к обороне против нашей предполагаемой атаки, что просто не в состоянии нас слушать. Если же мы чувствуем, что нас услышали, то уже не испытываем такой необходимости прибегать к крику. Прежде всего необходимо дать каждому ребенку возможность высказать свою жалобу или обиду, в то время как другой ребенок слушает. Далее, пусть каждый ребенок, участвующий в конфликте, кратко изложит мнение или точку зрения своего оппонента, чтобы убедиться, что он все слышал и понял.

После того, как каждая "враждующая сторона" изложит в сжатом виде то, что говорил его обидчик или оппонент, пусть они укажут на суть конфликта. Например: "У нас только одна такая игра, а мы оба хотим поиграть в нее".

Затем попросите детей составить перечень возможных путей и способов разрешения конфликта, подчеркнув при этом, что ни один из них не будет играть в эту игру до тех пор, пока оба не придут к согласию.

Если такое согласие не будет достигнуто, выносите проблему на "семейный совет" - совещание, на котором присутствуют все члены семьи и каждый из них принимает активное, заинтересованное участие в совместной выработке выполнимого, реально достижимого компромисса.

Хотя взаимоотношения между детьми в семье действительно содержат зерна деструктивных эмоций, они могут также научить детей преодолевать различные жизненные неурядицы, препятствия и негативные моменты, в том числе потери, драки и зависть, и стать сильнее в результате их преодоления.

История про Энни

Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой. (Измените детали применительно к вашему ребенку.)

В этом доме жило еще одно существо - маленькая сестренка Энни, которую звали Синтия.

В данный момент Энни желала, чтобы Синтия не жила в этом доме, чтобы ее вообще не было. Она желала, чтобы Синтия стала маленькой игрушечной собачонкой, на которую вот-вот кто-нибудь наступит, или жабой, настолько противной, что, увидев ее, люди визжали бы от омерзения и убегали бы от нее прочь, или куском льда, лежащим на тротуаре в жаркий-прежаркий день... ... У Энни уже иссякла вся фантазия. Казалось, не осталось ни одного гадкого существа или непотребного предмета, которые она не хотела бы сделать прототипом Синтии. Увидев сестру, она нахмурилась.

"Это нечестно, - сказала Синтия. - Сейчас моя очередь играть с Бобо". Она потянулась к игрушечному зайчику и схватила его.

"Нет!"- грозно и твердо возразила Энни и отняла игрушку у Синтии.

"Да!" - закричала Синтия.

"Нет!" - завопила Энни.

"Да!"

"Нет!"

"Дети, - раздался голос их мамы, которая только что подошла к двери, закрыв уши руками. - Почему вы учинили такой ужасный галдеж в этом доме? Люди, живущие за многие километры отсюда, буквально обрывают телефон и спрашивают, что стряслось? По всему городу кошки и собаки попрятались под кровати. Кто-то даже позвонил в местный телецентр и сказал, что началась третья мировая война. Что же такое могло произойти?" (Немного юмора может помочь разрядить напряженность) .

Энни слегка улыбнулась.

Синтия хихикнула.

"Я не могу себе представить, что же это могло быть", - продолжала удивляться мама.

"Это все мы", - сказала Энни.

"Мы дрались", - пояснила Синтия.

"Из-за чего же была драка?" - спросила мама.

Синтия указала на Бобо: "Энни не дает мне поиграть с ним".

"Она пыталась вырвать его у меня, а я еще с ним не наигралась", - объяснила Энни.

"Энни - жадина! - сказала Синтия. - Я ее ненавижу".

"Синтия - дура! - отомстила ей Энни. - Я ее ненавижу".

"Похоже на то, что вы крепко злы друг на друга", - сказала их мама.

"Еще бы, - сказала Синтия и скорчила рожицу Энни. - Свинюшка!"

"Ползучка противная!" - огрызнулась Энни и тоже скорчила рожицу в ответ.

"Я думаю, пора бы поостыть на минуточку,- сказала мама. - Пойдемте со мной в большую комнату и посидим там. Я расскажу вам кое-что интересное".

Энни направилась вслед за мамой в большую комнату. Синтия вышагивала следом. Энни была уверена, что Синтия строит рожи за ее спиной.

Мама поудобнее уселась на кушетку между двумя девочками. "Давным-давно, - начала она, - жила-была маленькая девочка, которую звали Эндреа. Эндреа жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой. В том же доме жила еще одна особа. Это была Селия, сестра Эндреа ( Если вы рассказываете это сразу обоим детям, рекомендуется подобрать имена, сходные по звучанию с их именами. Это позволяет им чувствовать себя героями рассказа) .

Эндреа любила свой дом, но ей не нравилось жить вместе с Селией. Когда Эндреа играла в какую-нибудь игру, Селия приходила и мешала ей. Если Селии хотелось поиграть с какой-нибудь игрушкой Эндреа, она просто брала ее и все. Более того, иногда она ее даже ломала. Селия всегда хотела, чтобы все было так, как она хочет. Селия обзывала Эндреа всякими прозвищами и говорила ей гадости. Иногда Селия щипала или толкала Эндреа, или говорила ей гадкие вещи, и дело доходило до драки. Часто Эндреа доставалось за то, что сделала Селия. Это просто бесило Эндреа. Но хуже всего было то, что когда Эндреа просто хотела побыть вместе с мамой и папой, Селия всегда была тут как тут. А хуже всего было то, что Эндреа знала, что где-то в глубине души мама и папа действительно любили Селию больше, чем Эндреа. Ведь Селия никогда их так не раздражала, как Эндреа. Они были мягче и добрее к Селии, чем к Эндреа. И они уделяли Селии гораздо больше внимания, чем Эндреа. Родители смотрели сквозь пальцы на многие штучки Селии, которые они никогда не простили бы Эндреа. Когда Эндреа думала об этом, все начинало в ней кипеть. Это было несправедливо. Да, это было совершенно несправедливо!"

Мама Энни остановилась на минутку. Энни и Синтия слушали ее с вниманием.

"Я бы хотела познакомиться с Эндреа, - сказала Энни. - У нас было бы о чем поговорить. Мы так с ней похожи!"

"Еще чего! - вскипела Синтия. - Нет, мы с ней похожи!"

Энни злобно взглянула на нее: "Но если она такая, как я, она не может быть такой, как ты".

"Она точно такая же, как я, - сказала Синтия. - Я испытываю то же, что и она, по отношению к своей сестре".

"Это я испытываю то же, что и она, по отношению к своей сестре", - сказала Энни.

Они уставились друг на друга в полном недоумении. (Обычно детям кажется, что к ним относятся несправедливо, в отличие от их брата или сестры.)

"Странно", - сказала Энни.

"Я никогда не знала, что ты чувствуешь то же, что и я", - сказала Синтия.

"И я никогда этого не знала", - согласилась Энни (Для детей было бы своего рода откровением признать, что они испытывают те же самые чувства).

Они посмотрели друг на друга внимательней. "Девочки, - обратилась к ним мама, - вы хотите дослушать рассказ до конца?"

"Конечно", - сказала Энни. Синтия кивнула головой.

"Однажды, - продолжала мама, - Эндреа играла со своей любимой игрушкой Доузи. Это был набитый опилками игрушечный щенок с длинными висячими ушами. Селия сидела в комнате и смотрела, как Эндреа играла.

"Послушай, - обратилась Селия к сестре. - Ты играешь с Доузи уже долго. Я тоже хочу с ним поиграть. Теперь моя очередь".

"Нет, я буду играть с Доузи", - парировала Эндреа. "Это не честно! - возмутилась Селия. - Я хочу играть с Доузи".

"Ничего не выйдет!" - заупрямилась Эндреа. "Выйдет!" - настаивала Селия и схватила Доузи. "Отдай, шмакодявка". И Эндреа выхватила игрушку. "Я хочу с ним играть! - продолжала настаивать Селия. - Ты - большая подлая свинья!" И она расплакалась.

Вдруг в проеме двери появилась их мать. "Девочки! Девочки! - воскликнула она. - Что здесь происходит? Никогда в жизни я не слышала такого шума!"

Селия указала пальцем на Доузи: "Эндреа не дает мне поиграть с ним. Это нечестно!"

"Она пыталась выхватить его у меня, - пожаловалась Эндреа. - Я еще не наигралась с ним. Это несправедливо!"

"Ну, знаете, - сказала мама, - я вижу, вы просто обезумели от злости друг на друга. Выходит, что вам обеим захотелось поиграть с Доузи в одно и то же время, и в этом весь вопрос". Эндреа и Селия согласно кивнули головами. "Но, - продолжала мама, - я уверена, что эту проблему вы можете разрешить". Подождите минуточку, я должна сходить в другую комнату и взять там кое-что". (Такой позитивный отклик, говорящий об уверенности в способности детей найти решение, гораздо более полезен, чем негативный, вроде: "Вы вечно деретесь, вы обе совершенно безнадежны, вы никогда ничему не научитесь" и т.д.)

Девочки переглянулись. Что же такое мама собирается там взять?

Мама вернулась буквально через минуту.

"Вот, возьмите, - сказала она, протягивая девочкам большой блокнот и карандаш. - Я бы хотела, чтобы вы сели и записали здесь семь способов разрешения вашей проблемы. И это должны быть способы, приемлемые для вас обеих. Когда вы их запишете, позовите меня. Я буду в соседней комнате. С Доузи, - добавила она, прихватив с собой игрушечного щенка и направляясь к двери. - Безумно интересно посмотреть, с чем вы обе появитесь. Не сомневаюсь, что это будет что-то сногсшибательное!"

Эндреа и Селия переглянулись.

"Я думаю, нам лучше это сделать!" - сказала Эндреа.

"Я тоже так думаю, - согласилась Селия. - Иначе никто из нас уже не поиграет с Доузи".

И они начали думать.

"Я знаю, - сказала Эндреа, - мы установим правило, говорящее о том, что Доузи - моя игрушка, и никто другой не может к нему прикасаться!"

"Нет! - вспыхнула Селия. - Это несправедливо. Я никогда с этим не соглашусь, а мама сказала, что мы обе должны быть согласны!"

"Ладно, - уступила Эндреа. - Тогда мы это не будем записывать".

"У меня есть идея, - сказала Селия. - Мы можем разрезать Доузи пополам, и каждая из нас получит по половинке".

Эндреа сморщила нос, но все же записала это предложение под номером 1.

"У меня есть другая хорошая идея, - сказала Селия. - Мы можем попросить маму купить нам еще одного Доузи, и тогда у каждой из нас будет по такой игрушке!"

"Мне нравится это предложение, - сказала Энни, - но я не думаю, что мама сделает это".

"Все равно, давай это запишем", - сказала Селия.

Эндреа записала это предложение, поставив рядом с ним цифру 2. "Теперь нам осталось придумать еще пять, - сказала она и, подумав немного, добавила, - У меня есть еще одна идея.

Мы напустим на Доузи какое-нибудь вонючее заклятие, и тогда никто из нас не захочет с ним играть".

"А нам и не надо прибегать к такому заклятию, - мудро решила Селия. - Достаточно окунуть его в унитаз!"

Эндреа покатилась со смеху.

"Сколько у нас теперь всего получилось?" - спросила Селия.

"Три, - ответила Эндреа. - Остается еще четыре".

"Мы могли бы поиграть в другую игру и забыть о Доузи" - сказала Эндреа.

"Ага, - быстро согласилась Селия. - Это будет номер 4",

"Мы могли бы играть с Доузи по очереди, - сказала Селия. - А время можно установить по специальным часам, которые стоят у мамы на кухне. Те самые, которые так громко бьют".

"Можно сыграть в орлянку, чтобы определить, кто будет играть первым, - посоветовала Эндреа. - Если монета упадет орлом вниз, я буду играть с Доузи первой, а если вниз решкой - то ты!"

"Получается номер 5, - сказала Селия. - Нам нужно еще два".

"Я дала бы тебе поиграть с Доузи, если ты дашь мне поиграть с твоим новым набором красок", - сказала Эндреа.

"Сколько у нас всего выходит?" - спросила Селия.

"Шесть, - ответила Эндреа. - Остался только один". Она задумалась на минутку. "Я придумала, - сказала она, обрадованная новой идеей. - Мы можем притвориться тоже маленькими щенками, такими как Доузи, и тогда мы можем играть все вместе, втроем. Итак, получается семь!"

"Ура! - радостно воскликнула Селия. - Пойдем к маме и объявим!"

"Великолепно! - восхитилась мама, взглянув на список. - Теперь вам осталось только выбрать наилучший вариант, и ваша проблема будет разрешена!"

"Ловко!" - сказала Эндреа. Головы совсем еще недавно конфликтующих сторон сблизились.

Они пошептались несколько минут, а потом была поставлена финальная точка. "Мы выбрали!" - торжественно объявила Селия (Предоставление детям возможности самим выбирать решение проблемы не только приучает их пользоваться этим методом в дальнейшем, но и стимулирует их самостоятельность и уверенность в своих способностях).

"Да, - сказала Эндреа. - Мы выбрали номер 5. Это об игре по очереди".

"И нам понадобятся твои особые часы, чтобы отсчитывать время", - сказала Селия. Она очень любила играть с часами.

"Ну, конечно! - ответила мама. - Знаете, я в самом деле горжусь вами обеими". И она крепко обняла своих дочек.

"Это был потрясный рассказ", - сказала Энни.

"Как вы думаете, а не могли бы мы сделать то же самое? - спросила Синтия. - Я имею в виду - составить список, включающий семь способов решения нашей проблемы".

"Я абсолютно в этом уверена", - сказала мама.

"Давай составим его прямо сейчас, - загорелась Энни и, обращаясь к маме, добавила - Дай нам, пожалуйста, пару листочков бумаги и карандаши".

"Сию минуту", - ответила мама и положила перед ними бумагу с карандашами.

"Но прежде чем вы откроете свой список, - предупредила она, - вам нужно решить, в чем, по вашему мнению, суть проблемы. Ваши точки зрения могут отличаться. Вы можете изложить свое мнение относительно сути проблемы по очереди. Когда одна из вас будет это делать, другая должна слушать ее внимательно, а затем повторить сказанное, чтобы была уверенность в том, что все услышано и понято правильно. Затем вы можете это записать, открыв список, который будет включать семь способов решения проблемы".

"Решено!" - сказала Энни. Она взяла карандаш.

"Начнем?" - Синтия подмигнула сестре, и они приступили к решению своей "глобальной" проблемы.

Релаксация

Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой (Измените детали применительно к вашему ребенку.).

Обычно каждое утро она просыпалась радостной и счастливой, но однажды она проснулась злой и раздражительной. Этого она не любила. (Это объясняет желание Энни научиться расслабляться, что поможет ей чувствовать себя лучше и получить больше удовольствия от прожитого дня)

Она потопала на кухню. "Где мой завтрак?" - спросила она свою мать требовательным тоном.

"Боже мой, - удивилась ее родительница, - похоже, сегодня утром ты встала не с той ноги".

"Меня разбудил большой противный мотоцикл, который тарахтел на улице, когда я еще спала. Мне хотелось еще поспать, а он заставил меня подняться", - сказала Энни очень сердитым голосом. Она считала, что все мотоциклы нужно разбить вдребезги и отдать на съедение монстру, который ими питается.

"Вот, возьми свои корнфлексы, моя деточка, - сказала мама. - Они уже готовы".

"Я не хочу корнфлексов, я хочу хрустящих хлебцев", - закапризничала Энни.

"Извини, дорогая моя, но я уже влила туда молоко. А хрустящие хлебцы ты можешь поесть завтра".

"Я не хочу завтра, я хочу их сегодня. Это несправедливо! - возмущенная Энни направилась в комнату, где стоял телевизор. - Тебе надо было спросить меня, прежде чем наливать молоко!"

Она посмотрела программу телевизионных передач, а потом взглянула на часы. Ну вот! Она пропустила свою любимую передачу. Как плохо все с утра складывается! (Приведите эти события в соответствие с ситуацией, в которой находится ваш ребенок, чтобы он воспринял их как пережитые им самим).

"Я пропустила свою передачу, - крикнула она, обращаясь к матери. - Почему ты меня не разбудила? Разве так поступают?"

"Извини, доченька, - сказала мама, поглаживая ее ласково по плечу, - но ведь я же не знала, что ты хотела ее посмотреть. А почему бы тебе вместо этого не поиграть в твою новую игру-загадку?"

Энни оглянулась вокруг. Ее новая игра-загадка лежала на кофейном столике. Это была большая, манящая новизной игра с картинками, изображающими хомячков.

Энни обожала хомячков. На самом деле она никогда не видела живых хомячков, но смотрела по телевизору передачу "Приключения хомяка Хэмми и его друзей на берегу реки" и была уверена, что если бы она нашла хомячка, она бы его очень полюбила. Вчера вечером она попросила маму и папу купить ей хомячка, но папа сказал: "Нет. Одной собаки в доме вполне достаточно. И потом, кто будет за ним ухаживать? Никаких хомяков до тех пор, пока ты не станешь достаточно взрослой, чтобы обеспечить за ними уход". Как это несправедливо, думала Энни. И хотела-то она всего-навсего одного маленького хомячка.

"Ты бы сначала оделась, - сказала мама. - Здесь холодновато, а на тебе ничего нет, кроме ночной сорочки".

Энни направилась в свою комнату. Она знала, что именно наденет сегодня - свой любимый красный свитер с юбкой. Он открыла бельевой шкаф.

"А где мой свитер?" - крикнула она маме.

"Я отдала его в стирку, - ответила она. - Надень что-нибудь другое".

"А я не хочу носить что-нибудь другое. Я хочу мой свитер", - настаивала Энни. И она направилась обратно в комнату, где они всегда смотрели телевизор.

Не успела Энни разложить свою игру-загадку на две части, как в комнату вошел ее любимый пес Черныш. Из всех житейских наслаждений Черныш больше всего любил три вещи: бегать за аппортом, ходить на прогулку и жевать ткани и кусочки игры-загадки.

Он вошел в комнату очень тихо, чтобы Энни не услышала. Через какое-то время его влажный нос начал пофыркивать около стола, где лежали отдельные частички, из которых составлялась игра. Вообще-то Черныш предпочитал ткани, но он решил, что на худой конец сойдет и игра-загадка, поэтому быстро схватил зубами три фигурки от игры и выскочил из комнаты.

Энни помчалась вслед за ним с криком: "Отдай, пес паршивый! Отдай!"

Мама Энни появилась из-за угла, поймала Черныша и извлекла фигурки из его пасти. "Вот, возьми свои игрушки", - сказала она Энни.

"Они мокрые! Фу, противно!" - возмутилась Энни. Она была готова расплакаться.

"Видно, это утро у тебя не из приятных", - сказала мама. Энни кивнула головой.

"И тебе просто не по себе", - продолжала мама (Такой отклик дает ребенку возможность почувствовать, что его слушают и понимают. Это настраивает его прислушаться к вашим словам и советам).

"Да, - подтвердила Энни. - Я чувствую себя скверно! Какой отвратительный день!"

"А хочешь, я покажу тебе, как поправить дело? - спросила ее мама. - Тогда, по крайней мере, весь остальной день принесет тебе радость и не будет для тебя потерян" (Это вселяет в ребенка надежду - по крайней мере, остаток дня не будет потерян впустую).

"Хорошо, - согласилась Энни. - А что я должна делать?"

"Сядь и послушай внимательно, - сказала мама, - и когда ты будешь его слушать, твое настроение улучшится". Энни уселась поудобнее, и мама начала рассказ. "Давным-давно, жила-была маленькая девочка, которую звали Эндреа. Вообще-то она была счастливой девочкой, но вот сегодня у нее был паршивый-препаршивый день. Все у нее как-то не клеилось. Завтрак был отвратительный, рисунки не получались, а ее любимая книжка рассказов куда-то запропастилась" (Грустные ситуации Эндреа аналогичны тем, в которых оказывается Энни. Это помогает ребенку легко почувствовать себя на месте Энни. Здесь тоже моделируйте ситуации в соответствии с опытом своего ребенка).

"Я чувствую себя отвратительно. У меня сегодня препаршивый день", - сказала она своей маме.

"А ты не хочешь узнать, как можно улучшить свое настроение?" - спросила ее мама.

"Конечно, хочу, - сказала Эндреа. - А как?"

"Сядь поудобнее, и я покажу тебе особый способ дыхания, который поможет тебе. Мы можем просто сидеть здесь и делать глубокие и спокойные вдохи. Эти вдохи особые, потому что это - особый, волшебный способ дыхания. И я сейчас объясню тебе почему"(Дети любят все особенное и волшебное, это сразу их привлекает).

И мама сказала Энни (Здесь рассказы об Энни и Эндреа переплетаются, и это будет продолжаться до конца. Это двойное переплетение делает рассказ еще более интересным для ребенка): "Ты можешь дышать вместе со мной, с Эндреа и ее мамой, если хочешь, и тогда ты станешь участницей особого сеанса волшебного дыхания".

"Конечно", - ответила Энни. Она и так собиралась это сделать.

"Потом, - продолжала мама Энни, - мама Эндреа сказала;

"Да, я это чувствую", - сказала Эндреа.

"И я тоже", - сказала Энни. Она с удовольствием дышала и слушала рассказ. Она слушала и сгорала от нетерпения скорее узнать, в чем же заключается особенность и волшебство этого дыхания. Она просто обожала все особенное и волшебное.

"Так вот, особенности и волшебство этого дыхания состоят в том, - продолжала мама Эндреа, - что, если ты закроешь глаза и представишь себе, что смотришь очень внимательно, ты увидишь особый вдыхательный воздух, проходящий по всему телу. Когда делается вдох, он светится и блестит, как свет или стекло. По мере прохождения через тело его цвет изменяется. Когда он выходит из твоего тела, он становится темно-серым и грязным".

"Да, я это вижу", - сказала Эндреа. Она сидела с закрытыми глазами и могла вообразить, что видела, как вдыхаемый воздух входил в ее легкие и выходил обратно, потому что она дышала очень медленно и спокойно.

"Какого он цвета?" - спросила ее мама.

"Когда он входит, он - переливающегося белого цвета, как алмаз, а когда выходит - мутно-коричневого".

"И я тоже вижу мой воздух", - сказала Энни. Ее глаза также были закрыты, а дыхание было спокойным.

"Он белого цвета, когда входит, а когда выходит, становится мутным".

"А почему меняется его цвет?" - спросила Эндреа.

"Потому, - ответила мама, - что, проходя через твое тело, воздух поглощает все дурные настроения и все плохое, что с тобой произошло за этот день, и уносит с собой вон из твоего тела".

"Как губка, которая стирает со стола грязь?" - спросила Эндреа.

"Да, - подтвердила ее мама. - И так же, как в случае с губкой, чем больше мы вытираем, тем меньше остается неприятных пятен. Если, например, ты посмотришь на воздух, который выходит наружу сейчас, ты, вероятно, заметишь, что он стал не таким коричневым, как прежде?"

"Правильно", - сказала Эндреа. "Со мной происходит то же самое, - удивилась Энни. - Как интересно!"

"А если ты подольше понаблюдаешь за своим дыханием, - продолжала мама Эндреа, - ты заметишь, что, выходя наружу, воздух становится все светлее и чище. Это оттого, что в тебе остается все меньше и меньше всякой дряни. Все дурные настроения и неприятности, которые досаждали тебе сегодня, очищаются и выводятся волшебным дыханием!"

"Надо же! - удивилась Эндреа. - Мое дыхание стало почти совсем чистым".

"Мое уже очистилось, - сказала Энни. - Оно стало чистым даже раньше, чем у Эндреа. Выдыхаемый воздух теперь все время белый. Как хорошо! Мне это нравится".

"Это - великолепно! - заметила мама Энни. И добавила. -И мама Эндреа сказала: "Дай мне знать, когда твой выдыхаемый воздух станет совсем чистым и светлым. Тогда мы проделаем кое-что еще, от чего ты действительно придешь в восторг!"

"Он уже стал светлым", - сказала Эндреа.

"Очень хорошо! - сказала мама Эндреа. - Теперь мы можем отправиться в совершенно особенное волшебное путешествие в нашем воображении. И это определенно тебе очень понравится".

"А что это такое?" - спросила Эндреа. Ей не терпелось узнать, что ее ожидало. Она просто обожала волшебные путешествия. "Это - путешествие на волшебном ковре", - сказала ее мама.

"Правда?" - удивилась Эндреа.

"Вот это здорово!" - сказала Энни. Она всегда мечтала совершить путешествие на волшебном ковре, но не знала, что это можно сделать в своем воображении.

"В своем воображении можно сделать все что угодно, - сказала мама Эндреа. - Потому что это - твой ум, твое воображение; ты можешь управлять им. Ты можешь сделать или изменить все что хочешь".

"Это что-то невероятное", - сказала Эндреа. "Это, наверное, будет здорово", - подумала Энни. Она предвкушала невероятные приключения.

"Прежде всего, - сказала мама Эндреа, - надо выбрать цвет твоего волшебного ковра".

"Какой цвет ты бы предпочла? Розовый, красный, желтый, пурпурный, голубой, белый или ты хочешь, чтобы он был многоцветный?"

Эндреа задумалась на несколько секунд. Энни также задумалась. Ей казалось забавным, что с закрытыми глазами было гораздо легче думать обо всем этом. В ее воображении возникли красивейшие цвета. Какой из них выбрать?" (Пауза в этом месте даст вашему ребенку возможность подумать о том, какого цвета будет ковер. Если в этом рассказе вы встретите многоточие, сделайте небольшую паузу прежде чем продолжить рассказ)

"Пусть будет пурпурный с белым, - объявила Эндреа и представила себе красивый пурпурно-белый ковер. - Пурпур - цвет принцев и принцесс. Мне он очень нравится".

"А мой ковер будет бело-пурпурным, - сказала Энни и представила себе роскошный бело-пурпурный ковер. - Белый цвет - цвет единорога; он мне всегда нравился".

"А какие узоры вытканы на твоем ковре? - спросила мама Эндреа. - Извилистые, круглые или прямые и прямоугольные? Простые, одиночные или смешанные? Или, может быть, там нет узоров вообще?.."

Эндреа внимательно посмотрела на свой ковер. На нем был выткан очень симпатичный узор, составленный из многочисленных лун на пурпурном фоне.

"На моем ковре - многочисленные изображения луны, - сказала она. - Они очень красивые".

Энни тоже внимательно рассмотрела свой ковер. Он был очень хорош. На нем были вытканы красивейшие пурпурные звезды на белом фоне.

"Мне очень нравится мой ковер, - сказала она. - Он весь в пурпурных звездах".

"Представляю, как это красиво", - сказала мама Эндреа.

"Представляю, как это красиво", - сказала мама Энни и стала продолжать рассказ. - Мама Эндреа спросила: "Интересно, а какой твой ковер на ощупь? Гладкий и шелковистый или мягкий и пушистый? Холодный, как простыни, или теплый, как одеяло? Наверное, он вызывает у тебя приятные ощущения?.."

"Мой ковер - теплый и шерстистый, - сказала Эндреа. - Я могу в него закутаться".

"А мой удобный и уютный, - сказала Энни. - Я могу свернуться под ним калачиком".

"Очень мило, - сказала мама Эндреа. - А куда бы ты хотела на нем слетать? Полететь куда-нибудь в определенное место или просто покружить какое-то время в небе над крышами?.."

Немного подумав, Эндреа ответила: "Пожалуй, просто парила бы в небе какое-то время".

"Неплохо", - сказала ее мама.

"А я бы полетала вокруг и посмотрела на землю - ведь сверху так много видно", - сказала Энни.

"Я думаю, что тебе это понравится", - заключила ее мама.

"Интересно, с какой скоростью полетит твой волшебный ковер? - спросила мама Эндреа. - Помчится, как реактивный самолет, или полетит мягко, не торопясь, иногда замедляя ход? По прямой линии или будет кружить?.."

"Не знаю, - сказала Эндреа. - Пожалуй, я полетала бы там, где мне захочется".

"Я тоже", - согласилась с ней Энни. Ей все это очень нравилось. Какой чудак откажется полетать по окрестностям на волшебном ковре?!

"Интересно, а что можно услышать на твоем волшебном ковре? - спросила мама Эндреа (Здесь подключается слуховое ощущение: что ты слышишь, как это звучит и т.д.) . - Ведь некоторые волшебные ковры поют песни. Одни напевают музыку без слов, другие - поют слова без музыки. Некоторые разговаривают с тобой, если ты этого захочешь, в то время как ты со свистом мчишься по небу, другие же мирно молчат..."

"Мой поет детские песенки", - заявила Эндреа.

"А мой напевает мою любимую мелодию, - сказала Энни. - Я не знаю, как она называется, но мне она нравится".

"Какое это удовольствие - совершать путешествие на волшебном ковре! - сказала мама Эндреа. - Можно полетать над горами, лугами и деревьями. А можно - над пустынями, озерами и заснеженными полями. А куда полетишь ты?.." Эндреа замешкалась с ответом. Она была слишком занята, осматривая все, что можно было увидеть. Потом сказала: "Я лечу над лугами, над травой и деревьями. Там, внизу - зайчики и белочки. Я вижу, как они резвятся в зелени".

"А я лечу над озерами и горами", - сказала Энни. Она хотела увидеть все это.

"Тебе хорошо на твоем волшебном ковре? - спросила мама Эндреа. - Волшебные ковры - ковры счастливые, и каждый, кто сидит на них, чувствует себя счастливым. В этом заключается частица их волшебства".

"Я чувствую себя счастливой", - сказала Эндреа.

"Я чувствую себя очень счастливой", - сказала Энни. Она просто наслаждалась своим путешествием. Оно немного напоминало морское путешествие на корабле. Ветер напоминал волны; чувствовался легкий бриз...

"Спустя некоторое время мама Эндреа сказала: "Теперь ты можешь посмотреть вокруг и выбрать приятное местечко для посадки и короткого отдыха. Можно найти тихое, симпатичное место - как раз то, что тебе надо..."

Эндреа посмотрела вокруг и скоро нашла то, что надо. "Я нашла его! - радостно воскликнула она. - Оно просто великолепно!"

"Я тоже нашла место для себя, - сказала Энни. - Оно очень миленькое - тихое и зеленое, с цветущим лугом. На лугу я вижу хомячков. Они сейчас подбегают ко мне. Им хочется поиграть у моих ног, а потом поспать у меня на коленях. Ой, до чего же здорово!"(Хомячки или другие животные, которых любит ваш ребенок, - своего рода небольшой подарок для него, чтобы он получил большее удовольствие)

"Это великолепно! - подтвердила ее мама. - Ты можешь поиграть с ними, сколько тебе хочется, а потом вы можете отдохнуть. Ты и хомячки".

"Как здесь хорошо! - сказала Энни после небольшой паузы. - Я сейчас отдыхаю".

"Отдохни подольше, не спеши, - сказала мама. - Не обязательно спать; можно просто сидеть и смотреть вокруг. Здесь есть на что посмотреть, чем полюбоваться..."

"Скоро надо будет расстаться со своим ковром, - сказала мама Эндреа" (Пусть ваш ребенок знает, что он может повторить этот прием, когда ему нужно расслабиться.).

"Не навсегда, конечно; ты можешь прилетать сюда снова, когда захочешь. Теперь же тебе надо возвращаться обратно ко мне. Ты увезешь с собой воспоминания о тех счастливых минутах, которые подарил тебе ковер. Они надолго останутся в твоей памяти, и что бы ты ни делала, ты будешь чувствовать себя неповторимо прекрасно" (Подчеркните, что это чувство расслабления у него сохранится, даже если он уже не будет прибегать к фантазии).

"Ты можешь теперь представить себе, как ты встаешь и делаешь то, что тебе нужно." (Это особенно полезно, когда вашему ребенку предстоит что-то чреватое стрессом или другими неприятностями)

"И чем бы тебе ни предстояло заняться, ты можешь представить себе, что выполняешь свою работу с удовольствием. Это так замечательно! И так радостно знать, что будет так хорошо..!"

"Пожалуй, я что-нибудь нарисую после этого, - сказала Эндреа задумчиво. - И сделаю это с удовольствием".

"А я буду играть в свою загадку, - сказала Энни. - Я сейчас вижу себя за этой игрой. Мне в самом деле так хорошо!"

"Прекрасно, - сказала мама Эндреа. - Теперь ты можешь видеть, как ты открываешь глаза, счастливо улыбаешься, и тебе так хорошо!.."

Эндреа открыла глаза. "Это было забавно и очень интересно", - сказала она.

Энни открыла глаза. "До чего же здорово летать на волшебном ковре, - сказала она с восторгом и обняла свою маму. - Мне действительно очень хорошо. Я думаю, что предстоящий день принесет мне только хорошие новости!"

Дорис Бретт


Главная страница | Новости | Интернет-тренинг | Ссылки